Украинский ударный: плюсы и минусы беспилотника «Сокол-300»

В конце недели киевское КБ «Луч» представило свою новую разработку — БПЛА оперативно-тактического уровня «Сокол-300». Дрон предназначен для ведения разведки и нанесения ударов на оперативную и тактическую глубину обороны противника. «Флот-2017» анализирует плюсы и минусы данного проекта.

Создание собственного беспилотного комплекса является одним из долгоиграющих проектов отечественного оборонно-промышленного комплекса. Ведь вполне очевидно, что после весны 2015 года в войне на Донбассе наша армия попала в тактический тупик. На сегодняшний день военное решение проблемы ОРДЛО не рассматривается. Однако, если такой выбор когда-нибудь будет сделан, то выходом из тупика вполне может стать использование БПЛА. Об этом свидетельствует и опыт боев в Нагорном Карабахе, когда массовое использование азербайджанской армией барражирующих боеприпасов и ударных беспилотников Bayraktar практически парализовало действия вооруженных формирований непризнанной НКР (созданных и снабжаемых, как оккупационные «корпуса» на Донбассе, по стандартам «позднего СССР»). Да и в рамках развития Военно-морских сил Украины, ударные беспилотники также могут найти самое широкое применение.

Попытка прорыва

Во время активной фазы войны на Донбассе возникло огромное количество небольших частных фирм, которые попытались насытить войска легкими и эффективными разведывательными беспилотниками. Созданные на базе закупаемых в Китае комплектующих аппараты, стали массово закупаться армией – при этом до массового производства смогли дорасти только три фирмы: «Всеукраїнський центр волонтерів «Народний проект» и UkrSpecSystems (проект PD-1), «Атлон Авіа» (А1-СМ «Фурія», ныне проталкивают ударный ST-35 «Гром»), а также DeViRo с его «Лелекой-100».

Однако это беспилотники тактического уровня – не ударные. В то же время, у военных есть крайняя необходимость в беспилотнике среднего звена, причем универсального – разведывательного-ударного. При этом в информационной среде запущен тезис о том, что наши производители имеют все возможности для создания такого отечественного аппарата. В рамках такой агрессивной медийной компании, как минимум, два производителя – ГП «Антонов» и КБ «Луч» выступили со своими демонстрациями.

«Горлица»

В 2017 году ГП «Антонов» заявил о работах по программе перспективного мобильного тактического БПЛА, проект которого получил название «Горлица». К ноябрю того же года была разработана и построена летающая аэродинамически модель такого БПЛА, первый полет которой даже показали широкой публике.

Предполагалось, что аппарат будет иметь возможность полета на высоте 5000 м, радиус действия – 120 км и дальность полета 1050 км при скорости 250 км/ч. При этом ни о каком вооружении на тот момент речь не шла или же об этом говорилось, как о будущем. По всей видимости, такие характеристики не впечатлили военных и ныне о проекте ничего не известно. На фоне того, что сейчас творится с «Антоновым» с большой долей вероятности можно говорить о том, что проект «Горлица», как минимум, заморожен, а как максимум – полностью остановлен.

БПЛА «Горлиця»

«Сокол-300»

В июле 2020 года на сцену вышло киевское конструкторское бюро «Луч», которое заявило о скором выпуске макета в натуральном масштабе своего беспилотника «Сокол-300». Его планировалось показать на октябрьской выставке «Оружие и безопасность», но после ее переноса на весну 2021 года презентацию провели 6 ноября в помещении завода «Визар».

Многочисленные журналисты увидели макет – по всей видимости, предназначенный для аэродинамических испытаний, а также элементы будущего беспилотника как-то оптико-прицельную станцию с лазерной системой наведения, РЛС и прочее. По словам генерального конструктора и генерального директора предприятия Олега Коростелева, уже отработано около 85% узлов и агрегатов будущего аппарата.

Во время презентации БПЛА «Сокол-300»

Проблемы

Реализация нового проекта в будущем может столкнуться с большими проблемами. Итак, прежде всего аппарат разрабатывается в инициативном порядке КБ «Луч» на собственные деньги, заработанные от экспортных продаж, и на нынешнем этапе не имеет поддержки со стороны Министерства обороны Украины.

И тут уже виден первый камень преткновения – Олег Коростелев видит свой «Сокол» как всепогодный разведывательно-корректировочный аппарат с возможностью интеграции в береговой противокорабельный комплекс «Нептун». Именно поэтому разведывательные возможности аппарата достаточно мощные и разнообразные (хотя при отсутствии отечественного тепловизора тут тоже возникает масса вопросов).

При этом, несмотря на наличие на презентации противотанковых ракет, ударный вариант для «Луча» не в приоритете и о нем говорят крайне неохотно и вскользь.

В то же время, судя по закупкам Bayraktar, военным нужны именно универсальные аппараты с возможностью уничтожения или повреждения бронетехники противника. При этом у «Луча» есть отработанные в производстве ракеты РК-2 и РК-3, но специально для беспилотника нужно проводить отдельный комплекс работ по созданию варианта авиационного базирования (в принципе такие работы уже идут, но в приложении к вертолету Ми-8).

Второй момент – отработка собственно самого беспилотника в летном плане. У «Луча» нет опыта разработки и внедрения в производство летательных аппаратов. А это крайне специфическое направление, требующее совсем других подходов, чем разработка и серийное производство ракет. Тут нужен полный цикл по сути авиационного производства. А поскольку озвучено сразу три типа двигателя (АІ-450Т2, МС-500В-05С/СЕ и Rotax 914), то вполне очевидно, что отдельной структуры, которая бы занималась авиационным направлением, на «Луче» нет. Интересно, что при этом радиус действия аппарата для всех типов двигателей одинаков — 150 км при прямой радиосвязи и 300 км при использовании радиоретранслятора.

И, наконец, самый главный момент в наших условиях – наличие государственного финансирования на закупку таких аппаратов. Ведь на сегодня уже ясно, что государство сделало свой выбор в пользу закупок и лицензионного производства турецкого Bayraktar, который по своему назначению и характеристикам похож на «Сокол-300» (даже один из предполагаемых двигателей идентичный).

Турецкий Bayraktar на службе в украинской армии

Можно предположить, что Олег Коростелев на волне безусловного успеха своего противокорабельного комплекса сможет протолкнуть беспилотник на вооружение (вопрос лишь  — когда, ведь оптимистические прогнозы в полтора года стоит, как минимум, умножить на два и добавить еще год – полтора на ведомственные испытания) в виде дополнения к «Нептуну». Но сколько в таком виде «Соколов» понадобится армии? При четырех ракетных комплексах «Нептун» —  это, возможно, один или два беспилотных комплекса с тремя – четырьмя аппаратами каждый. Вопрос – в какую сумму они обойдутся для бюджета?

Некоторые выводы

В целом можно говорить о том, что несмотря на наличие большого количества комплектующих местного производства, на данный момент вариант создания полностью отечественного беспилотного комплекса является задачей неподъемной, особенно на фоне крайне ограниченного государственного финансирования.

По всей видимости на данный момент все-таки стоило бы пойти по пути максимальной локализации производства тех же Bayraktar с использованием, как минимум, собственных элементов – например, оптико-прицельной станции и системы вооружения (что значительно удешевило бы комплекс и снизило зависимость от западных комплектующих). Получив бесценный опыт и четкую формулировку задач от военных, можно двигаться и по своему пути.

Михаил Жирохов