«До конца года ВСУ получат наибольшее количество оружия и техники за все время» — замминистра обороны Александр Миронюк

«К концу 2020 года Вооруженные Силы Украины получат наибольшее количество вооружений и новой техники по сравнению с предыдущими годами. Несмотря на негативное влияние коронавируса и запоздалый старт с выполнением государственного оборонного заказа (ГОЗ), Минобороны активно сотрудничает с государственными и частными исполнителями  для его своевременно и качественного выполнения». Об этом заместитель министра обороны Украины Александр Миронюк сообщил в интервью изданию Defense Express.

— Александр Юрьевич, о государственном оборонном заказе- 2020 в последнее время приходится слышать много различных толкований. С оценками от «победы» до сплошной «измены». Поэтому хотелось бы непосредственно от ключевого лица в Минобороны услышать информацию как об особенностях этого ГОЗа, так и о ходе его выполнения.

— Сегодня ГОЗ — это и механизм, и процедуры, по которым в Вооруженные Силы и другие силовые структуры поставляется новое или модернизированное вооружение и военная техника. Пока влияние нового Закона об оборонных закупках еще не ощущается, Минобороны фактически действует в условиях переходного периода.

В 2020 году непосредственно для перевооружения Вооруженных Сил определен крупнейший за всю историю Украины финансовый ресурс. Это более 21 млрд грн. Но он, впрочем, гораздо меньше, чем реальные потребности Вооруженных Сил.

Поэтому главное — это максимально эффективное использование средств с учетом потребностей Вооруженных Сил. Как в контексте выполнения действующих государственных программ, так и в контексте удовлетворения актуальных потребностей, которые формируются Генеральным штабом.

Без учета расходов на обеспечение живучести объектов хранения ракет и боеприпасов, а также затрат на создание производственных мощностей для крупноузловой сборки и ремонта боеприпасов (это статьи, также охвачены ГОЗом), непосредственно на развитие вооружения и военной техники предусмотрено более 70% от общей суммы расходов на перевооружение.

Однако реализация ГОЗа, заключение контрактов и их выполнение в 2020 году имела и имеет одно кардинальное отличие от предыдущих лет.

Это влияние пандемии коронавируса, которая на несколько месяцев фактически заморозила все процессы. Как внутри страны, так и в отношениях Минобороны с государственными и частными исполнителями ГОЗа. Так и во время закупок по импорту.

Было отсрочено исполнение отдельных контрактов по поставкам необходимой Вооруженным силам номенклатуры. В основном это боеприпасы. Но сейчас эти барьеры уже преодолены.

— Как в целом выглядит на сегодняшний день картина с выполнением ГОЗ-2020? В том числе — и по сравнению с предыдущими годами. Ожидания на конец года?

— Со спланированного финансового ресурса в 21,25 млрд  грн. Министерством обороны на 1 октября взяты финансовые обязательстве на 63%. Исполнителям ГОЗ уплачено более 7 млрд грн. Вооруженные Силы уже получили более 7000 — а точнее, 7132 образцы новой и модернизированной техники и вооружения.

По ракетам и боеприпасам —  то уже на сегодняшний день этот показатель больше, чем во все предыдущие годы. Это 3182278 единиц.

При этом, учитывая, что наш ГОЗ все еще остается летним по финансовой отчетности, то по подавляющему большинству контрактов  сдача новых вооружений и техники заказчику приходится на октябрь-ноябрь.

На этот период происходит и пик проплат со стороны Минобороны за поставленную продукцию. Поэтому на конец ноября, надеюсь, мы будем иметь вполне удовлетворительные результаты.

Учитывая общий финансовый ресурс и сроки поставки образцов, предусмотренных закрытой частью ГОЗ, мы ожидаем, что в 2020 году армия получит большее количество образцов новой и модернизированной техники, чем в 2019 году

Это при том, что пандемия продолжает оставаться серьезным вызовом, который может снова напомнить о себе.

— А есть ли угроза срыва тех или иных контрактов в последний момент?

— Такие угрозы существуют, но они не повлияют на общую картину. В качестве примера, могу привести ситуацию, когда одна из частных компаний поставила Вооруженным Силам значительное количество минометных мин.

В ходе эксплуатации эти мины вызвали ряд нареканий со стороны военных пользователей. Конечно, мы прекратили закупку продукции этого производителя по новым контрактам — до устранения им выявленных недостатков, если это возможно.

Однако для закрытия этой «пробоины», учитывая потребности войск, мы воспользовались возможностью закупить мины через спецэкспортеров. При этом,  мины поступят на наши склады уже к концу года и по цене дешевле, чем предлагал нам отечественный производитель.

Здесь я объясню наш подход. Мы понимаем, что овладение производством новой продукции может быть достаточным обоснованием того, что цена на отечественные образцы на определенном этапе может быть выше, чем у зарубежных производителей.

Ведь те изготавливают такую ​​продукцию уже годами и серийно. Но, конечно, мы не можем позволить себе закупать технику и вооружение, которое не соответствует эксплуатационным или техническим требованиям. Зарубежная она или отечественная. Эту красную линию никто не имеет права переступать.

— А как относиться к утверждениям, что Минобороны не спешит заключать контракты под государственные гарантии, которые также являются важным финансовым фактором расширения спектра сотрудничества с компаниями-исполнителями ГОЗ в интересах ВСУ?

— Опять могу учесть опыт всех предыдущих лет, с тех пор как были введены госгарантии под выполнение ГОЗа. Все подобные контракты в основном были заключены в октябре-ноябре.

Ведь обычно проекты под госгарантии рассчитаны на несколько лет, они предусматривают выполнение значительного объема работ. В качестве примера, тот же известный контракт на поставку БТР-4 в ВСУ.

Проработка контрактов под госгарантии более сложная, а предмет контракта должен четко учитывать потребности Генерального штаба. Такие контракты в рамках госгарантий сейчас также прорабатываются.

В частности, это касается заказа, который должен выполнить ГП «Антонов». Речь идет об изготовлении трех самолетов Ан-178 с разной спецификации для нужд Вооруженных Сил.

Также часть государственных гарантий будет использована для заключения контрактов серийного производства других образцов техники и вооружения, а также ее ремонта и модернизации.

— Уже был объявлен проект бюджета Украины на следующий год. Зафиксированные там расходы на нужды Министерства обороны  меньше, чем нынешние. Как это повлияет на объемы закупок новых, модернизированных и отремонтированных образцов вооружений для Вооруженных Сил? Они также будут меньше?

— Я предлагаю дождаться окончательного принятия бюджета на следующий год, а потом делать выводы. По направлению закупок вооружений мы не предполагаем уменьшение объемов. Также мы планируем начать воплощать проекты в рамках двусторонних программ с нашими зарубежными партнерами.

Прежде всего речь идет об усилении потенциала наших Военно-Морских сил. Так, компании из Великобритании получили необходимые разрешительные согласования для работы с Украиной по продаже необходимого количества ракетных катеров.

Для этого правительство Соединенного Королевства готово предоставить кредит на 10 лет на сумму в пределах $ 1,6 млрд. Хотя, конечно, с нашей стороны это потребует соответствующих правительственных гарантий.

— Как я понимаю, речь идет не только о проектах с ракетными катерами в партнерстве с Великобританией, а, вероятно, и о корветной программе, к участию в которой могут быть привлечены другие страны? Но не грозят ли такие проекты нашим судостроительным мощностям?

— Наоборот. Эти совместные проекты преследуют несколько взаимосвязанных целей. Первая — это увеличение потенциала ВМС в понятные сроки.

Вторая — это восстановление кораблестроительных компетенций. Ведь речь идет не об обычной закупке, а о локализованном производстве кораблей в Украине, когда определенное количество образцов производится зарубежным исполнителем с привлечением наших специалистов.

А дальнейшее производство — уже на наших верфях, с освоенными технологиями и соответствующими навыками и, в конце концов, с получением в итоге продукта, отвечающего всем необходимым стандартам.

К этой работе, конечно, мы должны максимально привлекать наши предприятия. Те же ракетные катера, и корветы, когда до них дойдет очередь, безусловно, должны быть адаптивными для использования нашей противокорабельной ракеты, входящей в состав принятого на вооружение противокорабельного комплекса «Нептун». Этот комплекс разработан  КБ «Луч» под руководством Олега Петровича Коростелева и является хорошим примером растущего отечественного потенциала в сегменте высокоточных вооружений.

— Но при этом некоторые политики начали обвинять Минобороны в измене. Что, мол, по ГОЗу «Нептун» не закупается …

— Ну, вы же понимаете, что утверждения или заявления, что  Минобороны или Генеральный штаб не заинтересованы иметь в боевом порядке «Нептун» — это полный бред. Заинтересованы. И как можно быстрее.

Однако есть процедуры. «Нептун» прошел все испытания, принят на вооружение, документация получила гриф «О1» и теперь комплекс может заказываться и закупаться как серийный образец.

И теперь темпы закупок комплексов «Нептун» определяются прежде всего производственными мощностями как государственных, так и частных компаний, вовлеченных в кооперации по его изготовления.

Средства на приобретение дивизионов у нас есть, изготавливайте. Мы ждем «Нептун».

— Относительно других образцов высокоточных вооружений. Есть ли прогресс?

— Сейчас идет процесс, связанный с государственными испытаниями высокоточной системы «Ольха-М» с дальностью пуска до 120 километров. При условии завершения с положительными результатами госиспытаний — выход на серийные закупки. Это то, за что отвечает КБ «Луч».

В свою очередь, специалисты предприятия КБ «Южное» работают над созданием новых реактивных снарядов калибра 122 мм «Тайфун-1» для РСЗО типа «Град», и большего калибра 220-мм «Тайфун-2» для РСЗО «Ураган».

Ранее в Украине не изготавливались реактивные снаряды даже старых образцов до сих РСЗО. Новые снаряды должны иметь существенно увеличенную дальность действия по сравнению с советскими образцами — по «Тайфун-1» это 40 км против 20 км — при сохранении потенциала боевой части.

Подтверждение этих параметров на испытаниях мы ждем от разработчиков в этом году.

— А как насчет судьбы нового оперативно-тактического комплекса, который также продвигает КБ «Южное»?

— Достаточно ограниченное количество государств в мире имеет способности создать многофункциональный оперативно-тактический ракетный комплекс. А само это оружие в достаточно нестабильной среде безопасности является действенным инструментом сдерживания.

Я лично сторонник того, чтобы обеспечить закупку одного дивизиона оперативно-тактического комплекса отечественной разработки для Вооруженных Сил.

Наша цель — ускорить серийное изготовление новых образцов

— Не дожидаясь результатов испытаний того же ОТРК «Гром-2» на территории Саудовской Аравии? Ранее утверждалось, что мы должны учесть результаты работ для инозаказчиков, чтобы минимизировать собственные ошибки на этом пути …

— Наши требования и требования инозаказчиков к ОТРК отличаются. Также различным является понимание потребностей и угроз. Поэтому одна страна может не торопиться, а для другой — темп и результат является очень необходимыми. И здесь самый большой вызов, чтобы слова исполнителей проекта не расходились с делами и завершались нужным результатом.

— По оптимистичным оценкам, с какого года можно говорить о появлении макетного или опытного образца ОТРК через призму требований Вооруженных сил?

— Думаю, это 2022 год.

— Как на сегодняшний день складывается взаимодействие  Министерства обороны и стратегических отраслей промышленности для решения задач по перевооружению нашей армии?

— Наша общая цель — ускорить серийное изготовление новых образцов, которые в предыдущие годы находились в состоянии опытно-конструкторских работ и уже прошли рубеж государственных испытаний.

Речь идет о количестве в соответствии с потребностями Генерального штаба ВСУ, а при их обеспечении — и для удовлетворения экспортных контрактов. Экспорт позволяет улучшить рентабельность производства.

Поэтому в сочетании интересов армии и промышленности — как государственной, так и частной — Министерство стратегических отраслей и Министерство обороны являются надежными союзниками. Наш регулярный диалог подтверждает, что такое сотрудничество необходимо и результативно.

Как ранее сообщал «Флот 2017», украинская 155-мм самоходная гаубица на колесном ходу «Богдана» ожидает окончания государственных испытаний. По итогам испытаний будет принято решение о том, чтобы принять «Богдану» на вооружение.

Также, Минобороны приняли на вооружение устройство, способное дистанционно взрывать инженерные боеприпасы. Новая разработка имеет аббревиатуру РП-01.