Есть две причины, которые не позволят оккупантам имитировать псевдореферендумы — разведка

Настроения жителей Крыма меняются, поскольку они видят последствия развязанной путиным войны против Украины. Огромные пробки на выезд из оккупированного полуострова после «хлопка» в Новофедоровке являются ярким тому подтверждением. Кроме того, в Крыму набирает силу движение сопротивления, работу которого мы видим в течение последних месяцев на оккупированном юге Украины. Из-за сопротивления населения на захваченных территориях, рашисты не доверяют людям, и не могут окончательно назначить «референдум». Впрочем, противодействие, к сожалению, есть не везде. В оккупированных районах Донетчины и Луганщины за 8 лет забыли о правах и свободах людей, а мужчин загребают на войну прямо на улицах.

О том, что происходит в оккупированном Крыму, как россияне пугают мир обстрелами ЗАЭС и как рашисты совершают геноцид украинцев в ОРДЛО, отправляя мужчин на войну против своей страны, в эфире Апостроф TV рассказал представитель пресс-службы ГУР МО Украины Андрей Юсов.

– Как на территории оккупированного Крыма реагируют на «хлопки» на аэродроме?

– Пока здесь нечего особо комментировать. Тем более само государство-агрессор и рашисты говорят о нарушении правил пожарной безопасности. Что ж, надо всем соблюдать правила пожарной безопасности и не курить в неположенных местах.

Если серьезно, то перемены ощущаются и есть информация об изменениях настроений у населения Крыма. Это несколько категорий людей. Есть те, кто понимают, что это несправедливая война, это захватническая война, что путин – это Гитлер XXI века. Это одна категория граждан. А есть другая категория граждан, которая не то, чтобы сильно болеет за Украину или демократию, но просто видит своими глазами, а не с экранов российского телевидения, что происходит. Видит крымские госпитали, переполненные ранеными и изуродованными крымскими солдатами, видит заполненные морги, видит «хлопки», которые случаются, а также испорченный день ВМФ. То есть это все происходит на глазах у людей и скрыть это невозможно.

Да, война идет. Путин привел войну, в том числе, и в Крым. Поэтому, безусловно, восторга от действий российского агрессора становится все меньше и меньше. Те очереди и пробки на мосту – яркое свидетельство этому. Можем сказать, что дальше будет больше, с точки зрения как прозрения жителей Крыма, так и активизации набирающего обороты проукраинского сопротивления на полуострове.

– Сейчас много говорят о «референдумах». Как оккупанты могут действовать на Херсонщине и Запорожье?

– Мы видим, что они уже действуют, то есть процесс запущен. Условно говоря, политическое решение объявлено. Но по поводу окончательной даты у самого агрессора есть еще сомнения. Да, много информации об 11 сентября, как объединенном дне голосования на территории так называемой российской федерации. Но могут быть и другие даты, учитывая, что они не контролируют ситуацию. Война продолжается, агрессор не чувствует себя в безопасности, как и коллаборанты в оккупационных администрациях не чувствуют себя в безопасности на украинской земле. Поэтому появляются такие системы поквартирного голосования, онлайн-голосования, а на самом деле — псевдоголосования.

Есть две главные причины, которые не позволяют даже имитировать так называемые референдумы. Собственно, это Вооруженные силы Украины и наша военная операция по освобождению украинских территорий, а также настроения среди местного населения. Украинцы на временно оккупированных территориях тотально не хотят легитимизировать какие-либо действия рашистов и никто там не хочет не просто поддерживать или не поддерживать, а даже идти на эти референдумы. В гробу и в белых тапочках они видели и путина, и все его референдумы вместе с военными.

Сама идея псевдореферендума настолько бессмысленна и смешна, что невозможно ее воплотить в жизнь. Инструмент псевдореферендума нужен для того, чтобы объяснить миру, что, мол, жители этих территорий хотят быть частью «русского мира». Но весь мир видит, что жители этого не хотят, что это украинское население, находящееся в условиях жесткой оккупации, права которого подавляются и нарушаются. На этих территориях в прямом смысле продолжается геноцид. Поэтому заранее референдум как инструмент легитимизации войны путина в Украине уже провалился. Ну, и в организационном плане его также ждет фиаско.

– Многие говорят о том, что после деоккупации Херсонщины, мы там увидим ситуацию во много раз хуже, чем была в Буче. Есть ли какая-нибудь информация о том, как там обращаются с людьми? Есть ли случаи мародерства, есть ли случаи пыток и похищения людей?

– Есть информация о массовом нарушении прав и свобод человека в совершенно разных сферах. В последнее время отношение оккупантов к местному населению становится более жестким. Это связано с активными действиями украинской армии, с сопротивлением – и активным, и пассивным – которое оказывает украинское население на оккупированных территориях, и неспособностью контролировать ситуацию. Знаем о принудительной паспортизации, и эта информация хорошо известна, когда россияне буквально заставляют оформлять российский паспорт в обмен на еду, лекарства, на какие-либо социальные права и гарантии, в обмен на перерегистрацию автомобиля, например, или земельного участка. Это один из примеров.

Да, на территории оккупированных территорий созданы незаконные места содержания украинских граждан. Речь идет не только о военнопленных, но и о гражданских лицах. Эта информация собирается и фиксируется. Украина не зря говорит о геноциде. Это не фигура речи, это буквально происходящее, то, что делает сегодня путин и вся россия на территории Украины. В первую очередь, на временно оккупированных территориях. От запрета языка и культуры, от запрета и принудительного изменения идентичности, а это один из показателей политики геноцида, до физической расправы. Такие случаи, к сожалению, нам тоже известны.

– Здесь нельзя не упомянуть о зверствах оккупантов на ЗАЭС. По последним данным, убит один человек, а судьба еще пяти работников станции пока неизвестна. Оккупанты похитили уже более сотни человек на ЗАЭС. Мы также видим ядерный шантаж. С какой целью он происходит?

– Напугать весь мир. Испугать не только и не столько Украину, потому что уже очевидно, что Украину не испугать, но испугать весь мир, мол, либо примите нас как контролирующих ядерные объекты, либо мы возьмем в руки ядерную дубинку и всем будет плохо. Да, это угроза всему миру, это ядерный терроризм. То есть это не только шантаж, это уже ядерные теракты, которые воплощает путин с помощью как регулярных войск, так и наемников, а точнее такой террористической организации, как так называемая ЧВК «Вагнер». Хотя она, конечно же, никакая не частная и не военная, потому что функционирует по заказу и при ресурсной поддержке террористического государства российская федерация, выполняя личные указания военно-политического руководства россии.

То есть Пригожин – это не человек, занимающийся бизнесом. Он обслуживает путина и кремлевскую верхушку. И сегодня ЧВК «Вагнер» находится, в том числе, и на территории Запорожской АЭС и принимает непосредственное участие в том терроре и преступлениях. В частности, минирует территорию станции.

Цель этого – запугать мир. Но я думаю, что здесь может быть и обратный эффект. Мир должен понять, что другой альтернативы, кроме полного освобождения станции, деоккупации всей территории Украины, чтобы восстановить экологическую и ядерную безопасность и вернуть контроль МАГАТЭ над ядерными объектами, просто нет. Поэтому Украина обязательно вернет свои территории и свою инфраструктуру.

– То есть эти «вагнеровцы» и минировали энергоблоки?

– Да, у нас есть такая информация. И в этом есть своя ужасная логика, потому что какой бы ни была армия рашистов, все же это регулярная структура. Части регулярных войск просто не доверяют подобные задачи, часть отказывается, а часть говорит: «Если есть приказ, то давайте его в письменном виде». А на подобные террористические акты приказов не дают. Ничего из этого не нужно членам террористической группировки «Вагнер». Это не просто наемники, среди них в последней волне рекрутинга множество заключенных. У них альтернатива одна: либо делать то, что говорят, либо возвращаться и досиживать в российской тюрьме длительный срок заключения. Поэтому для таких грязных дел используется эта так называемая ЧВК, а на самом деле террористическая организация, финансируемая государством-спонсором терроризма, которым является сегодня так называемая российская федерация.

– Одно дело закладывать взрывчатку, а другое – взрывать энергоблок. Смогут ли они заставить тех же «вагнеровцев» это сделать?

– Мы ведь с вами не гадаем и не держим магические шары в руках. Мы понимаем, что путин способен отдавать самые нелепые приказы. Я думаю, еще до февраля у многих в мире стоял вопрос, способен ли путин на полномасштабное вторжение в Украину. После этого – способен ли он на какие-то массовые преступления против мирного населения в Буче или Ирпене, или способен ли бить по торговым центрам, школам, больницам или роддомам. Сегодня все эти вопросы отпали. Путин способен убивать, способен к массовым преступлениям, массовым террористическим актам и массовым убийствам. И последние ужасные события в Еленовке, в том числе, это ярко показали. Государство-террорист способно убивать, а свободный мир должен быть способен защитить себя. Украина может защитить себя.

– Вы вспомнили про Еленовку. Была информация о том, что на место преступления приехал Слуцкий. С собой он привез делегацию, там вроде бы были представители Никарагуа и КНДР. Что-нибудь известно вам об этом? Как я помню, туда не допустили миссию ООН и Красного Креста.

– Это все театр, но театр плохой. Во-первых, он на костях и крови. Во-вторых, в театре очень важно, чтобы зрители верили в происходящее. Российская пропаганда в последнее время потеряла свое магическое влияние. По крайней мере, на весь мир, россияне в нее еще верят. Поверить в происходящее без не просто скепсиса, а удивления и отвращения невозможно. Это имитация какой-либо правозащитной деятельности, имитация проверки. С таким же успехом он мог взять Филиппа Киркорова на эту проверку или еще кого-то из пропагандистов.

Но есть очень простой факт: если вам нечего скрывать, почему до сих пор Красный Крест, Международный комитет Красного Креста не допущены в Еленовку? Ответ один – есть что скрывать. Все остальные танцы с бубнами, участие в делегациях правозащитников из Северной Кореи или каких-то экзотических племен, до сих пор практикующих каннибализм, ничего не меняют. Международный комитет Красного Креста должен быть допущен и должно быть проведено международное расследование. В частности, в рамках международных судов, занимающихся подобными преступлениями. Представители ООН должны быть, и Украина, безусловно, имеет право получить доступ к Еленовке, к нашей территории, чтобы проверить все обстоятельства гибели и судьбу раненых наших граждан и защитников. Ничего из этого сделано не было. Все остальное – это имитация и очень плохой театр, в который никто в мире уже не верит.

– Сейчас идет принудительная мобилизация мужчин в оккупированных городах Донбасса. Люди жалуются на ужасное отношение и отмечают, что россиянам выдают качественные бронежилеты и каски, а местным – амуницию образца германо-советской войны. Что происходит в ОРДЛО сейчас и зачем россияне мобилизуют местных?

– Мы ярко видим политику отношения россиян и российской федерации к жителям ОРДЛО как к низшим людям. Пока в россии продолжается скрытая мобилизация, где пытаются кого-то мотивировать деньгами, стимулировать какими-то призрачными выплатами или агитировать в идейных целях через пропагандистские каналы, то в ОРДЛО все просто. Там нет никакой агитации, там просто людей на улицах загребают. Есть информация, что, например, в Луганске недавно состоялось совещание представителей оккупационной администрации с предприятиями, где было до них доведено, что в ближайшее время необходимо мобилизовать еще 8 тысяч мужчин до 60 лет. Безусловно, это колоссальная цифра.

Зачем это делается? Чтобы восполнить потери, восстановить боеспособность частей. В первую очередь, речь идет о так называемом 2-м армейском корпусе. Поэтому да, это пушечное мясо. С самого начала жителей ОРДЛО – даже тех, кто имеет российские паспорта – использовали как пушечное мясо для разведки боем. Плохо обученных и с плохой амуницией их бросали на тяжелые участки фронта. Зато с россиянами обращались совсем по-другому.

Поэтому это большой сигнал для всех, кто, возможно, еще тешит себя, что «русский мир» -это нечто хорошее. Давайте посмотрим, что происходит на территории ОРДЛО. Возможностей какого-либо общественного мнения или общественного сопротивления там, безусловно, нет. Его еще меньше, чем на территории самой российской федерации. Хотя были случаи протестов и обращений, но самих людей там никто не слышит. Поэтому да, это принудительная мобилизация в самой плохой и отвратительной форме. Люди пытаются оказать тихое сопротивление. Предприятия буквально прячут квалифицированных сотрудников, без которых не могут работать. Матери прячут своих детей и мужчин, понимая, что их ждет верная смерть в этой путинской войне против Украины. Тем не менее, карательная путинская оккупационная машина работает, и людей забирают, даже останавливая на перекрестках и вытаскивая из собственных автомобилей. Это сегодня факт, и это очередное военное преступление, которое обязательно будет расследовано и которому будет дана надлежащая оценка.

– Такая ситуация сложилась только на Донбассе или на оккупированном юге тоже?

– Сейчас мы говорим о территории ОРДЛО, но понимаем, и не впервые возникает вопрос о возможном повторении подобных мер на временно оккупированных территориях, в частности, на юге. Именно в этих целях, в частности, сейчас идет принудительная паспортизация. Каждый, кто вынужден брать паспорт, должен понимать, что, к сожалению, рано или поздно принудительная мобилизация может к нему постучаться.

Другое дело, что на юге есть тотальное недоверие самих оккупантов к местному населению и к тем же псевдореферендумам или какой-то другой попытке легитимизации присутствия там администраций. Едва ли в массовом плане возможна мобилизация, но я думаю, что останавливаться перед ней они не будут. Потери пополнять, безусловно, путину нужно, и лучше ему это делать не за счет россиян. По крайней мере, точно не за счет москвичей и питерцев, судя по тому, что в основном погибают буряты и представители других народов российской федерации.

– Есть ли информация о том, почему активизировались с мобилизацией в ОРДЛО сейчас?

– Большие потери личного состава 2-го армейского корпуса и в целом оккупационной армии в Украине. Эти потери нужно чем-то закрывать. Мобилизационная кампания на территории самой россии неудовлетворительна. Неудовлетворительна она также и в оккупированном Крыму. То есть планы не выполняются. Единственное место, где они могут быстро, без каких-либо опасений, без каких-либо оглядок на общественное мнение пополнять живой силой личный состав, – это, собственно, ОРДЛО. Никаких гражданских прав и свобод там нет, никакие законы там не действуют. Поэтому самая брутальная мобилизационная кампания происходит именно там. Это даже не мобилизация, это просто рабство. Людей отправляют в прямом смысле на убой. Это геноцид.

– Относительно покушения, которое планировалось на министра обороны Алексея Резникова, главу ГУР Кирилла Буданова и экс-командира разведроты полка «Азов». Почему именно они? А также, насколько массовым явлением является вербовка украинцев для выполнения подобных планов врага, ведь мы видим, что один из задержанных предал Украину еще в 2014 году, а другой — оказался киевлянином.

– Я думаю, что информацию по этому делу подробно предоставит СБУ. Это уже не первое покушение на Кирилла Буданова. Это покушение, как и все предыдущие, было неудачным. Я думаю, что другие киллеры и наемники должны понимать, что им ничего не светит. Полагаю, что для министра обороны и главы Главного управления разведки МО это высокий показатель и высокая оценка эффективной работы, если агрессор пытается таким образом их устранить. Значит хорошо работают.

С другой стороны, мы должны понимать, что россия ведет бесчестную войну в Украине. В том числе войну против гражданского населения, против женщин и детей. Очевидно, что в этой бесчестной войне используются и такие инструменты, как наемные убийцы и киллеры. Украина к этому должна быть готова. Судя по эффективной работе спецслужб, такая готовность есть.

Ранее «Флот 2017» сообщал, что  в Крыму в районе военного аэродрома под Саками произошли взрывы, после чего начался пожар. По словам очевидцев, горят склады с боеприпасами и взлётная полоса в Новофёдоровке. Первый взрыв раздался около 15:20, всего сообщают о семи — десяти.

Также, российские оккупанты могут перенести даты так называемых «референдумов» об оккупации новых территорий Украины. Все из-за взрывов в оккупированном Крыму.