К жене крымского политзаключенного пришла полиция оккупантов из-за одиночного пикета

К жене политзаключенного Ризы Омерова, которому 12 января Южный окружной военный суд вынес обвинительный приговор, пришла полиция.

После задержания и ареста мужа в Белогорске, Севиля Омерова временно проживает в поселке Азовское Джанкойского района – в доме своего отца. Участковый полиции пытался опросить женщину по факту одиночного пикета, который она провела.

Об этом «Крымской солидарности» рассказала адвокат Лиля Гемеджи, которая консультировала женщину по телефону.

«К Севиле Омеровой приходил участковый полиции по фамилии Литвинов. Он сообщил, что к нему пришёл материал, что ему нужно её опросить. Она отказалась от дачи каких-либо объяснений, но подписала бумагу со ссылкой на 51 статью Конституции РФ», — сообщила Гемеджи.

В семье Ризы и Севили Омеровых воспитывается четверо несовершеннолетних детей – Сулейман, Ахмад, Имран и Иса. Самый младший родился уже после ареста отца. Во время обыска в их доме в июне 2019 года, у Севили начались преждевременные роды. Активисты, пришедшие к дому Омеровых, вызывали автомобиль скорой помощи, чтобы доставить супругу Ризы Омерова в больницу. Врачам удалось оказать своевременную помощь.

27 декабря жена политзаключенного Ризы Омерова вышла с одиночным пикетом в поселке Азовское Джанкойского района Крыма. Женщина стояла с плакатом «Крымские татары не террористы. Остановите репрессии! Освободите мужа».

12 января состоялось судебное заседание, в ходе которого был вынесен приговор крымским татарам мусульманам по делу Белогорской группы Хизб ут-Тахрир. Всем трем подсудимым назначено наказание в виде лишения свободы в колонии строгого режима. Омерова Энвера приговорили к 18 годам, Джаппарова Айдера к 17 годам, Омерова Ризу к 13 годам заключения.

Энверу Омерову была вменена ч.1 ст.205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации»). Ризе Омерову и Айдеру Джаппарову вменили ч.2 ст.205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»). Кроме этого, позже всем фигурантам вменили ч.1 ст.30 и ст.278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти организованной группой по предварительному сговору»).

Согласно материалам дела, обвиняемые не имели оружия, взрывчатки, боеприпасов, не планировали совершать террористический акт и не призывали других к осуществлению террористических действий. Отсутствуют какие-либо доказательства свидетельствующие о попытке свержения конституционного строя Российской Федерации и захвата власти. Материалы дела содержат аудиозаписи, на которых зафиксировано, что осужденные вели дискуссии на религиозные и политические темы. Что, фактически, и явилось единственным доказательством совершения ими преступления террористического характера.

Крымским татарам вменяется организация и участие в деятельности политической исламской партии «Хизб ут-Тахрир», которая в России запрещена с 2003 года. На территории Украины и большинства стран организация действует без ограничений на уровне национальных законодательств. 

Напомним, ранее «Флот 2017» сообщал, что в Министерстве по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины заявляют, что незаконный приговор крымским татарам – фигурантам так называемого белогорского «дела Хизб ут-Тахрир» — является дискриминацией и преследованием по национальному и религиозному признакам.

Также сообщалось, что Южный окружной военный суд российского Ростова-на-Дону 12 января огласил приговор фигурантам белогорского «дела Хизб ут-Тахрир». Троих крымских татар осудили на сроки от 13 до 18 лет.