Коридор в один конец: оккупанты не смогли наладить сухопутное сообщение с Крымом

Российские оккупанты в силу действий ВСУ не могут наладить постоянное сообщение между оккупированным Крымом, ОРДЛО и территорией РФ, как они планировали в начале вторжения. Невзирая на прежние заявления Минобороны РФ, рашисты могут перевозить лишь военные грузы, постоянно рискуя потерять целые колонны. Учитывая возможности ВСУ и потенциал партизанского сопротивления, никакого стабильного «коридора» у оккупантов не будет. Подробности читайте в материале «Флота 2017».

Вынужденное признание

Крымский гауляйтер Сергей Аксенов заявил, что «сухопутный коридор» между оккупированным Крымом, ОРДЛО и Ростовской областью РФ не доступен для проезда гражданских лиц.

«Маршрут по материковой части (временно оккупированным районам — «Флот 2017″) открыт и свободен для передвижения военного транспорта и доставки грузов, однако говорить о свободном перемещении гражданских автомобилей пока еще рано», — признался гауляйтер.

По словам Аксенова, «есть сквозной проезд и (через захваченные территории Украины — «Флот 2017″) – можно уже проехать в Ростовскую область», но полноценного сообщения между различными оккупированными районами нет.

«Для военных целей и для целей доставки продовольствия он подходит, но для гражданских еще необходимо какое-то время», — добавил коллаборант, уточнив, что кремлевское командование «работает» над указанной задачей.

При этом российский министр обороны Сергей Шойгу еще в начале июня отчитался, что оккупанты открыли сухопутное сообщение РФ с оккупированным полуостровом по территории захваченных районов Херсонской, Запорожской и Донецкой областями. Якобы рашисты восстановили возможность железнодорожного сообщения на шести участках общей протяженностью в 1200 км, и приступили к доставке грузов в оккупированные Мариуполь, Бердянск и Херсон.

Покушения на коллаборантов в Херсонской области

Партизанская война

В реальности «стабильность» этих маршрутов для россиян остается под большим вопросом.

«На временно оккупированных территориях силами наших спецподразделений и партизанских отрядов развернуто мощное движение сопротивления. Особенно на юге Запорожской области, где обстановка для оккупантов очень «горячая», и у них постоянно не хватает ресурсов для противодействия. По территории между оккупированным Крымом и захваченными районами Донбасса россияне еще рискуют перевозить военные грузы, но им постоянно приходится учитывать риск потерь, ведь не все их колонны доходят до пункта назначения. В таких условиях говорить об открытии россиянами «гражданского сообщения» вообще бессмысленно», — говорит «Флоту 2017» полковник ВСУ Владислав Селезнев.

Глава оккупационной «администрации» юга Запорожской области, коллаборант Евгений Балицкий ранее сообщал об отправке в Крым первого состава с краденным зерном, но пока речь идет о «единичных акциях». Оккупанты из-за действий ВСУ и партизан не могут проложить маршруты на постоянной основе.

На Евгения Балицкого объявлена охота

«Оккупанты из пропагандистских соображений пытаются наладить железнодорожное сообщение по линии Симферополь-Мелитополь, но вынуждены считаться с рисками. Особенно в свете сообщений министра обороны Резникова о получении ракетных комплексов HIMARS, которые, в том числе, позволяют разрушать чувствительные участки транспортной инфраструктуры врага. В любом случае ситуация в направлении Крым-ОРДЛО будет динамичной и никакого «спокойного коридора» россияне не получат», — прогнозирует Владислав Селезнев.

Патизаны дают о себе знать в Мелитополе

Истощение оккупантов

Оккупанты сами себя загнали в патовую ситуацию. Для обеспечения полуострова водой им необходим контроль над югом Херсонщины и «коридор» с ОРДЛО, но для удержания этих территорий им нужно больше людей и средств, нежели просто для удержания Крыма и так называемых «республик» Донбасса, как это было до широкомасштабного вторжения. Учитывая ситуацию на фронте, оккупационное командование не может заранее просчитать, сколько батальонно-тактических групп (БТГ) им понадобится для защиты «коридора».

«Так называемый «коридор» в Крым — один из участков фронта. Динамика вокруг него, а также сколько орки смогут бросить сил на его удержание, зависит от обстановки на других участках. Сейчас ВСУ давит в направлении Херсона, и оккупанты бросают дополнительные силы туда. На востоке для них сложная ситуация, и кремлевское командование не может снять оттуда несколько БТГ для укрепления проходов к Крыму. Россияне бросят на это дело столько, сколько у них останется, но ресурсы исчерпываются», — говорит «Флоту 2017» руководитель военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский.

На херсонского коллаборанта Кирилла Стремоусова также объявлена охота

В середине мая российское Минобороны выдало приказ о формировании дополнительных 30-40 батальонно-тактических групп из 40 тыс. офицеров и военных запаса.

«Их готовят и волнами перекидывают на передовую. Предполагалось, что их отправят на фронт после месячной подготовки, но уже есть информация, что эти резервы бросают в бой после двух недель. С точки зрения личного состава и техники, речь идет о резервах второго сорта. То есть российское командование ими просто затыкает дыры, а не создает ударную группировку», — говорит Николай Сунгуровский.

В таком свете слова гауляйтера Аксенова о том, что Минобороны РФ «работает» над обеспечением полноценного транспортного сообщения по линии Крым — ОРДЛО — Ростовская область выглядят обычной демагогией. Хотя командование рашистов будет пытаться изобразить видимость такого сообщения, так как Кремль намерен представить стабильным сообщение с оккупированными районами Херсонщины и Запорожской областей как один из признаков «освоения» территорий, их «интеграции» с РФ и установления на них собственных порядков.

Андрей Туз