Назад, в 90-ые: западные аналитики оценили состояние России

Западные аналитики считают, что путинский режим приближается к ситуации 1991 года. Об этом, как передает «Укринформ» говорится в аналитическом исследовании «Россия: Вызовы и уязвимости», размещенном на сайте Института Роберта Лэнсинга.  

«Продолжение конфронтационной политики России с Западом истощает Кремль и создает неблагоприятный климат как вокруг России, так и внутри нее. Грубые вмешательства во внутренние дела стран Европы и разведывательные подрывные операции на их территориях – подорвали доверие к Москве и убедили население европейских стран во враждебной и агрессивной политике России, реанимировав воспоминания времен Холодной войны», — отмечают авторы аналитического исследования.

Кремль выбрал конфронтационный путь и во время пандемии COVID-19, сконцентрировавшись на дезинформационных операциях, дискредитации вакцин иностранного производства и используя собственные сомнительные препараты, позиционировавшиеся как вакцины, с геополитической целью. Москва пытается поддерживать антивакцинные движения путем дезинформационных кампаний в мире. Это усиливает недовольство правительств стран, которые таким образом становятся жертвами распространения коронавируса.

Россия пошла на соревнование с США относительно присутствия на европейском газовом рынке, пытаясь уменьшить долю американского LNG-газа. В то же время процесс достройки газопровода «Северный поток-2» продемонстрировал возможности России по созданию искусственного дефицита газа в Европе и оперативного увеличения цен путем, например, ремонта одного из участков газопровода.

Соглашение между США и ФРГ относительно «Северного потока-2», встреча в Женеве позволили России усилить свои позиции в медийной плоскости. Впрочем, они добавили стимула к противодействию российской экспансионистской политике в Европе и усилили движение противников проекта в США.

В практической плоскости противостояние между США и РФ будет усиливаться в ответ на киберпреступления, вмешательство в выборы, в том числе в Конгресс, которые состоятся в 2022 году, на признаки которых уже указал Белый дом.

Администрация Джо Байдена усиливает Трансатлантическое и Транстихоокеанское сотрудничество: с ЕС, NORDEFCO, Японией, Южной Кореей. Ситуация в Центральной Азии, в частности, запланированный вывод американского контингента из Афганистана – активизировали деятельность «Талибана».

Угрозы прихода к власти «Талибана» создают давление на страны Средней Азии, которые входят в зону влияния РФ. Поскольку Кремль в регионе ведет борьбу с Вашингтоном, сворачивание военного контингента США в Афганистане оставило Россию без эффективной стратегии в регионе. В случае прихода талибов к власти, россияне столкнутся с радикальным изменением среды, в которой им придется действовать. Формирование правительства заставит талибов заниматься экономикой страны, а также вести переговоры о сотрудничестве со странами периметра. Это повышает риски того, что Афганистан под талибами пойдет на конфронтацию со странами региона, что создаст давление на Россию и заставит ее оказывать помощь в том числе и в рамках военного союза ОДКБ. Любое вхождение России в конфликт на территории Центральной Азии – для России будет проигрышным, как с военной, так и с политической точки зрения.

США договорились с Турцией относительно обеспечения контроля над ситуацией в Афганистане с помощью турецкого контингента, который может вырасти количественно. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган для расширения своего влияния на Афганистан и Центральную Азию в целом использует традиционную уже политику общих истории и культуры. На этом фоне Россия проигрывает Турции в регионе.

На Южном Кавказе соглашение, достигнутое между Арменией и Азербайджаном под эгидой РФ и Турции относительно Нагорного Карабаха, является нестабильным. Это подтверждает инцидент на границе между Арменией и Азербайджаном от 28 июля. Самостоятельная игра Кремля, направленная на увеличение военного и политического присутствия в Армении, нивелирует миротворческий потенциал России среди союзников. Заявление Азербайджана о создании единых вооруженных сил с Турцией свидетельствует об ослаблении роли Кремля в регионе, а в среднесрочной перспективе – приведет к обострению отношений между Анкарой и Москвой.

Большинство внутренних вызовов и проблем России — результат конфронтационной внешней политики России, а также стремления режима Путина сохранить власть и обеспечить ее трансфер.

Важным краткосрочным вызовом для Кремля является проведение выборов в Государственную думу. В условиях отсутствия новой национальной идеи, вокруг которой политическое руководство могло бы сплотить электорат, оно взамен предлагает устаревшую уже концепцию «крепости в осаде». Это происходит на фоне падения рейтингов власти и признаков критического ухудшения экономической ситуации в государстве.

Следует констатировать, что в России отсутствуют альтернативные (оппозиционные силы), способные получить поддержку широких слоев населения. Таким образом, сегодня Россия близка к ситуации 1991 года: экономика страны усиливает недовольство населения в то время, когда отсутствие оппозиции не позволяет провести трансфер власти мирным путем и законным способом. Продолжение экономического истощения России в действующих условиях может привести к радикальным сценариям в обществе.

Владимир Путин, который держит дистанцию с «единой Россией», публично продемонстрировал поддержку этой политической силе. Выборы в парламент сверхважны для Путина. Поскольку новый состав парламента должен обеспечить транзит власти в 2024 году. Впрочем, население России лояльно относится к фигуре «царя», но может противиться опричникам и чиновникам. Таким образом, победа провластной «единой России» может произойти лишь в случае наимасштабнейших фальсификаций. Но они, в свою очередь, могут усилить антипутинские настроения, хотя сценарий массовых беспорядков маловероятен даже в случае ухудшения социально-экономического положения.

Недовольство уровнем жизни скорее всего приведет к деградации населения, увеличению потребления алкоголя, наркотических веществ, и соответственно – активности преступности в стране.

Фиаско режима  Путина в борьбе с коронавирусом, провал вакцинации и неспособность российской вакцины эффективно защитить от заболевания – заставляют власть акцентировать на социальных и экономических программах поддержки сограждан. Они требуют увеличения расходов, что невозможно при условии сохранения текущих макропоказателей. Единственным сценарием реализации этих государственных социальных программ является увеличение денежной массы и доходов от энергетического сырьевого экспорта. Впрочем, в первом случае это усилит инфляционное давление на экономику, а второй – требует инвестиций или создания стрессовой нагрузки на мировой рынок, что вызовет усиление санкционного давления, а соответственно – увеличение давления на экономику.

Фактор выборов увеличивает давление на госрезерв, что закладывает основу для создания дефицита на продукты питания

Среди экономических угроз России в краткосрочной перспективе:  рост инфляции, рост долговой нагрузки, опустошение банковской системы, падение покупательной способности, сокращение запасов стратегических ресурсов, уменьшение размера реальных пенсий.

На осень эти тенденции станут еще более заметными, что во времени совпадает с выборами в парламент.

Напомним, ранее «Флот 2017» сообщал, что по данным росстата, в апреле рост зарплат в годовом выражении составил 7,8 процента, однако более показательной является динамика реальных зарплат с учетом сезонности.

Также, санкции со стороны Запада могут привести к росту инфляции в России. Такой сценарий российские власти пытаются предотвратить любой ценой.