Шаг отчаяния или как Москва завлекает инвесторов в Крым

Ситуация с инвестициями в оккупированный  Крым и прогнозы на будущее, судя по всему, совсем печальные. В попытках привлечь инвесторов и хоть как-то оживить экономику оккупированного полуострова, Москва идет на любые  шаги. Один из последних является проект закона РФ, позволяющий создавать на территории полуострова т.н. «особые административные районы». По задумке, инвестиции в эти районы будут строго засекречены, а потенциальные инвесторы, таким образом, могут не опасаться попасть под санкции.

Эксперты «Флота-2017» уверены, что реализация законопроекта откроет разве что очередную кормушку для крымских  коллаборантов и их хозяев в Кремле. Но вот бизнес, рискнувший «тайно» инвестировать в Крым, неприятностей не оберется.

С инвестициями не густо

С самого начала оккупации, Москва и т.н. «крымские власти» ежегодно бодро рапортовали о значительных инвестициях в Крым. Так, коллаборанты отчитались о 196 млрд рублей, инвестированных в Крым в 2017-м, 270  млрд – в 2018-м году. Но в 2019 году ситуация резко ухудшилась, продемонстрировав падение инвестиций в основной капитал на треть. Что неудивительно, учитывая структуру инвестиций.

Дело в том, что в «жирные годы» 60-70% этих инвестиций составляли государственные. Москва попросту дотировала Крым, вкладывая деньги в  инфраструктурные объекты. Причем значительная часть этих объектов принадлежала к активно расстраиваемой Кремлем на полуострове военной инфраструктуре. Следовательно, не могла иметь никакого отношения к экономическому росту в Крыму или улучшению благосостояния жителей полуострова.

Да и с 30%, якобы «частных» инвестиций не все так просто. Львиная их доля – это заемные средства российских государственных банков. Схема, когда государство щедро кредитовало бизнес (разумеется, эти кредиты получали в основном «свои») под инвестпроекты на оккупированном полуострове использовалась повсеместно. Например, в том же 2019-м бюджетные средства составили 92,9% привлеченных «частными инвесторами» средств. Что же касается иностранных инвестиций, то там ситуация вовсе смешная. Уровень ПИИ на полуострове колеблется в пределах 2-3%. Но даже эти инвестиции носят сомнительный характер или же идут от нерезидентов, зарегистрированных и скрытых в оффшорах. 

Описанная структура полностью поясняет, почему в 2019-м году после нескольких лет роста, инвестиции в Крым упали: основные мегапроекты, вроде строительства керченского моста, военных баз и т.д. были завершены. А реальные инвесторы – даже российские — в Крым не спешат.

«Потенциальные инвесторы не торопятся вкладывать туда деньги, потому что действительно боятся санкций. Кто там работает – так это только россияне, причем тоже далеко не все. Это только те структуры, которые уже либо ходят под санкциями, либо по той или иной причине не боятся их. Например, банки, которые зашли в АРК, не работают с иностранным капиталом. Их деятельность ограничена пределами Российской Федерации.  То же самое касается инвесторов. Несмотря на все программы привлечения инвестиций , а Москва готова давать на откуп такие популярные сферы как виноградарство или земледелие — инвесторы все равно не заходят», — рассказал «Флоту-2017» эксперт Ассоциации реинтеграции Крыма, доцент кафедры специально-правовых дисциплин Донецкого государственного университета управления, кандидат юридических наук Андрей Чвалюк.

Вместе с завершением строительства Керченского моста закончились и крупные инвестиции

Москва ставит на анонимность

Усыхание ручейка государственных капиталовложений, неэффективность и полная бесперспективность имеющихся «механизмов привлечения инвестиций», вроде действующей свободной экономической зоны (СЭЗ), заставили Москву искать новые возможности для реанимации крымской экономики. Таковой, по идее Кремля, должен стать законопроект об «особых административных районах в Крыму и Севастополе».

Вкратце суть проекта следующая. Повсеместно на территории Крым будут созданы «особые административные районы». Информация об инвесторах, инвестирующих в ОАР, засекречена (она не будет фигурировать в открытых базах). Также ограничивается доступ информации о недвижимости. Инвесторы получают льготы, действующие в рамках СЭЗ. Компания-инвестор может быть зарегистрирована в любом регионе РФ, однако работать она сможет только в Крыму. Наконец, выписана минимальная сумма инвестиций – инвестор в рамках ОАР должен вложить не менее 150 млн рублей в определенные отрасли – транспортную, туристическую  инфраструктуру  и т.п.

По задумке, такой режим может обезопасить потенциальных инвесторов от вероятности попасть под западные санкции. В общем, «нас здесь нет», но теперь уже в проекции на потенциальных инвесторов.

«Появление этого проекта – яркое свидетельство того, что режим ограничений по Крыму работает. Это значит, что как бы ни кичилась Москва, санкции действуют, они болезненны, они эффективны, — рассказал в комментарии «Флоту-2017» политолог Владимир Фесенко. — Бизнес опасается инвестировать инвестиции в Крым. Опасается имиджевых и репутационных потерь. В общем, большинство нормальных цивилизованных инвесторов в Крым инвестировать не хотят из-за нынешнего статуса полуострова, а также из-за санкций. И Кремлю надо хоть что-то делать. Он и делает хоть что-то».

«Никакой инвестор в Крым не зайдет»

Впрочем, эксперты в один голос утверждают, что ухищрения Москвы вряд ли приведут к серьезному увеличению инвестиционной активности на полуострове. А если кто-то из серьезных инвесторов и позарится на обещанные преференции и будущие прибыли, то окажется сперва на крючке у коррумпированного путинского режима. А затем – под угрозой санкций.

«Я разделяю мнение многих экспертов нашей ассоциации, что на самом деле проект инициирован не только ради эфемерной цели привлечь инвестиции на полуостров. Для Кремля это очередной крючок, с помощью которого он надеется держать в узде бизнес и местных олигархов. Как только они из-за своей жадности решат рискнуть и вложить деньги, их тотчас начнут шантажировать, угрожая раскрыть «конфиденциальность». И, соответственно, начнут «доить». Это в лучшем случае. А в худшем, как показывает практика, попросту лишат денег», — говорит Андрей Чвалюк.

По его словам, серьезные инвесторы это понимают, потому вряд ли проглотят приготовленную Кремлем наживку.

«Через год сможете сами убедиться, что никакой инвестор в Крым не зайдет», — отмечает эксперт.

Единственная сфера, в которой закон об «особых административных районах» может вызвать оживление – теневая, уверен Андрей Чвалюк.

«Я так понимаю, что они предполагают под шумок этого закона скрывать от российских граждан, в том числе тот дерибан, который повсеместно сейчас процветает в Крыму и который, конечно, вызывает недовольство у людей», — говорит Андрей Чвалюк.

Инвесторы не торопятся принимать приглашение

Деньги оставляют след

Но если скрыть коррупционные схемы от обычных граждан закон, допустим, и позволит, то выполнить якобы главную задачу – обеспечить анонимность потенциальных инвесторов – вряд ли. Соответствующие украинские службы и службы наших западных партнеров имеют все возможности рано или поздно отследить «анонимных инвесторов», если таковые все же появятся в Крыму.

«Конечно, сейчас система выявления и контроля над финансовыми операциями на оккупированных территориях отработана. С утверждением указанного проекта появится новая специфика. Но нужно помнить, что нет ничего тайного, которое рано или поздно не стало бы явным, — отметил в комментарии «Флоту-2017» первый руководитель ГУР Минобороны, экс-замглавы СБУ, генерал-лейтенант Александр Скипальский. – И, безусловно, инвесторы, которые рискнут туда что-то вкладывать, будут зафиксированы».

По его словам, даже если Россия «спрячет» инвесторов, это лишь незначительно усложнит работу наших спецслужб.

«И тем более такие меры не составят серьезных трудностей для западных спецслужб, у которых есть очень серьезный опыт борьбы с терроризмом. В том числе, опыт отслеживания операций по финансированию терроризма», — говорит Александр Скипальский.

В свою очередь, Андрей Чвалюк отмечает, что скрыть след денег в современном мире практически невозможно.

«Вот даже я, частное лицо, имея компьютер и доступ в интернет, легко могу при желании проследить того или иного конечного собственника. По самой разной открытой информации, по новостям, по косвенным данным и так далее. Они же все пиарятся, хвалятся достижениями.  И это можно проанализировать. Допустим: произведено столько-то продукции, но Крыму столько-то не надо. Но вот накануне приезжал такой-то бизнесмен, у него такие-то связи, а вот пошли денежные потоки. Ну и так далее», — говорит эксперт.

При этом, если в случае обнаружения в Крыму инвестиций российских компаний, Украине следует просто пополнить список кандидатов на санкции, то факты деятельности на полуострове западного бизнеса необходимо предавать максимальной огласке, уверен политолог Владимир Фесенко.

«Безусловно, в контексте этого проекта у Москвы будет соблазн привлечь по определенным схемам иностранные инвестиции. Можно вспомнить нашумевший пример газовых турбин фирмы Siemens, которые были приобретены якобы для российской компании, а потом вдруг оказались в Крыму. Подобные схемы возможны и с инвестициями – их могут попытаться скрыть в российской глубинке, чтобы затем они анонимно материализовались на полуострове. И вот о таких фактах важно громко публично заявлять, создавая проблемы и у нас, и в соответствующей стране. Транснациональные корпорации чутко реагируют на публичность, скандалы», — говорит Владимир Фесенко.

Виталий Рябошапка