«Страна вдов»: к чему приведет мобилизация в России

1 ноября в России должна закончиться так называемая частичная мобилизация. Она была объявлена указом президента россии владимира путина 21 сентября, из-за невозможности восполнить потери российской кадровой армии, понесенные в войне на территории Украины.  Тогда министр обороны рф сергей шойгу назвал и масштабы призыва — 300 тысяч военнообязанных, что составляет примерно 1,2% мобилизационного ресурса страны, оцениваемого западными аналитиками примерно в 25 миллионов человек. Однако по некоторым данным реальная численность призывников может составлять от 500 тыс. до 1 млн человек. «Флот 2017» разбирался как проходит мобилизация и какие это риски несет для Украины.

По состоянию на конец октября российские СМИ говорят, что темпы мобилизации удалось выдержать. Отмечается, что до 1 ноября мобилизационные мероприятия будут сворачивать из опасений, что военкоматы не справятся с нагрузкой – ведь в РФ начинается осенний призыв на срочную службу, в рамках которого планируется набрать еще 120 тысяч человек. Во всяком случае именно эту причину назвал пресс-секретарь путина Дмитрий Песков. В то же время, по данным Главного управления разведки Минобороны Украины (ГУР), в ряде регионов россии, в частности, в Москве мобилизация на войну с Украиной продолжается, просто СМИ запретили писать об этом.

По информации ГУР, по состоянию на 24 октября, в россии было мобилизовано не менее 200 000 человек. Последующая мобилизация будет продолжаться в «классическом» варианте Второй мировой – первую часть мобилизованных отправят в Украину с минимальными сроками подготовки (или вообще без нее) для стабилизации линии фронта. Следующие команды мобилизованных будут направляться в зависимости от оперативной обстановки и, по возможности, в зависимости от готовности личного состава.

Следует сказать, что массового отправления мобилизованных в боевые порядки российской армии еще нет. По данным СМИ, на российских полигонах в настоящее время «зависли» около 150 тысяч мобилизованных, остальные (приблизительно 50 тысяч) – уже в Украине. Появление российских «мобиков» фиксируется практически на всей линии фронта — на правобережье Херсонской области, в Запорожской области, на участке Сватово — Кременная (Луганская область), а также на «Донбасской дуге» — в районе Бахмута и Авдеевки.

По данным Генштаба ВСУ, мобилизованные, прибывшие в зону боевых действий не прошли соответствующей подготовки, не имеют практических навыков применения основных видов вооружения. «Это приводит к значительным потерям противника в живой силе», – констатирует Генштаб ВСУ. Кроме того, отмечается недостаток амуниции, о чем есть многочисленные свидетельства. В частности, по данным ГУР, в Курской и Брянской областях мобилизованные вынуждены сами покупать себе снаряжение, из-за чего военторги резко подняли цены, спровоцировав тем самым недовольство граждан.

Необходимость самостоятельно покупать снаряжение вызвана тем, что качество амуниции, которую выдают солдатам, не выдерживает никакой критики. Все это говорит, что в россии оказались совершенно не готовы ни к мобилизации, ни к войне, которую сами же и развязали.

Сейчас на фронте по официальным российским данным находится только молодежь до 30 лет, имеющая боевой опыт, полученный в Сирии. По мнению российских генералов для этой категории на обучение и боевое слаживание нужно сравнительно небольшое время. В то же время в Интернете появляется информация о присутствии на фронте и, как следствие, гибели резервистов и старшего возраста. В частности, имеются фото из российских военкоматов, где абсолютное большинство мужчин в возрасте 30+, 40+ и даже 45+.

Мобилизованные в Свердловской области
…и в Солнечногорске (Московская область). Как видим, мужчин в возрасте до 30 не так уж и много

После отправки на фронт людей размещают в скотских условиях, в бараках без света и отопления, а то и под открытым небом (на видео ненормативная лексика).

Информация о таком отношении к мобилизованным, стремление военкоматов грести всех подряд (известны случаи, когда мобилизованных из гражданского сектора забирали сразу в войска без медицинского освидетельствования) стремительно распространяется среди населения. Это неизбежно приводит к протестам уже начальных стадиях комплектования.

Еще один момент, с которым в свое время 2014 столкнулась и Украина – нехватка офицерского состава. Набрать солдат и сержантов даже с военными специальностями всегда проще, чем найти офицеров. Возникает ситуация, когда военные массово пытаются мобилизовать даже лейтенантов с военной кафедрой гражданских институтов, которые окончили их 20 лет назад, а то и больше. А выпуски российских военных вузов в принципе не были рассчитаны на службу в военное время.

На этом фоне следует сказать, что в условиях войны XXI века три месяца для подготовки человека, служившего всего год службы 10, а то и 20 лет назад – это очень мало. Можно научить пользоваться тепловизором, легким стрелковым оружием, можно «освежить память» танкистам. Однако освоить с нуля беспилотник или артиллерийское орудие просто нереально. При этом, подавляющее число мобилизованных оказывались на фронте и погибали там уже две недели после призыва. Конкретные примеры называет издание «Медуза». Мы же назовем один из них: 7 октября в районе Лисичанска погиб мобилизованный 25 сентября адвокат Невской коллегии адвокатов Санкт-Петербурга Андрей Никифоров. Об этом случае сообщил российский правозащитник Павел Чиков.

Читайте также: Стадо гонят на убой: как проходит мобилизация в россии — видео

Значит ли это, что мобилизация на ситуации на фронте не скажется вовсе? Абсолютно нет – даже такие плохо подготовленные человеческие резервы могут попытаться перейти в наступление. Формальное наличие личного состава может побудить русских генералов к планированию наступательных операций. Ведь уровень оперативно-тактического военного мышления у них остался на уровне Второй Мировой войны, что показали бои на Донбассе после 24 февраля – трупами мобилизованных с оккупированных территорий Луганской и Донецкой областей просто заваливали нашу оборону. И не важно, что из вооружения у них были древние винтовки Мосина, а из средств индивидуальной защиты – только дедовские каски.

Именно таким человеческим валом они пробили нашу оборону в районе Волновахи и Мариуполя весной. Хотя после этого оккупированные территории начали называть «страной вдов». Такое они могут попытаться повторить и на других участках фронта, что приведет к схожему эффекту, но уже в масштабах всей России.

Противопоставить им мы можем лишь качественное преимущество западного вооружения, прежде всего артиллерийского, которое бьет дальше и точнее советских образцов. К счастью, это понимают наши западные союзники – стоит только посмотреть на состав последнего по времени пакета военной помощи США, в который включены боеприпасы для HIMARS и 155-мм артиллерии.

Михаил Жирохов