Украина оказалась в полукольце, но наземную атаку мы отобьем, — Валентин Бадрак

Несколько дней назад президент РФ Владимир Путин опубликовал статью, в которой пояснил, почему считает украинцев и россиян «одним народом». Тезисы этой статьи, фактически, являются списком территориальных претензий к Украине, поскольку лидер Кремля призвал нашу страну расстаться с теми территориями, которые она получила после вхождения в состав СССР в конце 1922 года. Эти заявления, а также непрерывное накачивание оккупированного Крыма оружием, агрессивные военные учения и переброска войск к нашим границам говорят о том, что в РФ не отказались от агрессивных планов в отношении Украины. Стоит ли нам опасаться открытой войны с Россией, чем мы могли бы ответить, а также каковы перспективы качественного обновления ВСУ, «Флоту 2017» рассказал глава Центра исследований армии, конверсии и разоружения  ВАЛЕНТИН БАДРАК.

– Недавно Украина подписала меморандум с правительством Великобритании по строительству военных кораблей и военных баз. Скажите, пожалуйста, насколько это полезно для нашего флота или же в сотрудничестве с Британией нам следовало бы сделать ставку на что-нибудь другое?

– Подписание такого документа крайне для нас важно. Тут несколько аспектов, на которые следует обратить внимание. Во-первых, технический аспект. В бюджете на перевооружение закладывается не более 1 млрд долларов. С такими расходами не стоит рассчитывать на качественное обновление боевых возможностей ВСУ. Военные корабли при этом стоят очень дорого.

Получение катеров Mark VI и плюс еще британский кредит на строительство восьми катеров – это первый шаг к созданию «москитного флота».

Следующий момент – психологический. Ранее летальное оружие Киеву поставляли США. Теперь присоединилась и Британия. Мы начинаем формировать антикремлевский блок. Учитывая, что РФ плотно работает с европейскими элитами, мы тут мало, что можем им противопоставить из-за разницы в экономическом потенциале. Поэтому следует создавать «мост взаимного доверия» с США и Соединенным королевством.

Подписание Меморандума между Украиной и Великобританией

– РФ стягивала войска к нашим границам, а также проводила агрессивные учения в Крыму. Но сейчас наши американские партнеры полагают, что уровень угрозы снизился. Так ли это?

– Наша страна находится в состоянии перманентной военной опасности. Угроза масштабной войны никуда не делась. Нужно иметь в виду, что такого рода конфликт (открытая война с РФ) не может начаться мгновенно.

Подготовка к агрессии идет внутри государства силами разномастной «пятой колонны». Сценарии могут быть различными: внутренняя политическая дестабилизация, под прикрытием которой Кремль рискнет использовать войска;  активность диверсионных групп или локальные удары с оккупированных территорий, которые в перспективе можно развить до большой войны.

Средства и возможности начать большую войну у РФ есть. Наша страна оказалась в полукольце: оккупированный Крым, ОРДЛО и Беларусь, которую россияне фактически контролируют. Вблизи наших границ сосредоточены 4 дивизии ВДВ. На юг перебросили десантную дивизию, которая в свое время была в Чечне, и после этого ее прозвали «кровавой». Дополнительно можно будет быстро перекинуть войска из Пскова.

Россияне улучшают вертолетное оснащение, укрепляя силы быстрого реагирования. Они активно готовятся. Фактически россияне используют Украину как полигон для отработки новой тактики, средств радиоэлектронной борьбы и беспилотников.

– Готовы ли мы к массированному наступлению со стороны ОРДЛО или Крыма? Есть ли у ВСУ возможности для того, чтобы отбить возможный десант россиян?

– Многое зависит от уровня и масштабов наступления. Наземную атаку мы отобьем. Морально-психологический уровень ВСУ заметно выше, чем у россиян. Но есть аспекты, в которых мы им уступаем: ракетные комплексы, военно-воздушные силы, возможность отражать атаку с воздуха. Нужно иметь в виду, такие угрозы возникнут именно в случае масштабной войны с РФ.

Вопрос, что теперь делать? Нам следует модернизировать оборонную стратегию и тактику. Нужно развивать автономные подразделения, оснащенные высокоточным оружием, роботами и «роем» беспилотников. Такие вооружения позволяют использовать против врага «москитную тактику» – относительно небольшие удары, но с применением большого количества вооружений.

– Тогда затронем вопрос современных вооружений, о которых вы только что упомянули. Недавно в Киеве прошла выставка «Оружие и безопасность — 2021». Какие выводы можно сделать по ее итогам?

– Выставка как раз и показала, что Украина идет именно в сторону обновленной стратегии и тактики, о которых я говорил: использование современного высокоточного оружия и роботизированных комплексов, которыми  можно управлять на расстоянии. Инициатива, условно говоря, идет снизу. У нас появились именно ударные беспилотники. Украина в этом году впервые показала первый в стране ударный беспилотный вертолет. Если они пойдут в ВСУ, то есть идея состыковать вертолет Ми-24, чтобы он управлял «роем» таких беспилотных вертолетов. Около 3-5 таких вертолетов могут уничтожить танковую роту, что показательно само по себе.

Другой пример – ударный дрон «Гром» от компании Атлон-Авиа. Это барражирующий боеприпас, который может точечно уничтожать объекты на существенном расстоянии. Предлагались на выставке также наземные боевые работы. Некоторые из них прошли «обкатку» войной. Компания Роботикс из Киева предлагает комплекс «Охотник», оснащенный стрелковым модулем. В перспективе его могут  оснастить и противотанковыми ракетами.

КБ «Луч» показало универсальную ракету земля-воздух. Хотя ранее средства ПВО у нас не производились, только отдельные элементы. Создана целая серия головок самонаведения для ракет «земля-воздух» и «воздух-воздух» от компании «Радионикс». Их можно использовать уже сегодня. Ничего подобного ранее не было. В этом смысле Украина сейчас находится на подъеме.

Появилось больше совместных проектов. Предприятие «Украинская бронетехника», которое показало самоходный миномет, представило и совместный продукт – ударный беспилотный комплекс, интегрированный в существующую машину.

Тут можно сделать вывод, что украинские компании акцентируют внимание именно на создании современного оружия. В основном тактического звена. Оно стоит не так дорого, как более крупные системы, но в то же время позволяет укреплять боевой потенциал войск. Делать их сильнее, мобильнее, автономнее и точнее.

Экспонаты выставки «Оружие и безопасность — 2021»

– Вернемся к теме оккупированного Крыма. Можно ли считать наступательные учения оккупантов на полуострове подготовкой к созданию «сухопутного коридора»?

– Милитаризация Крыма, создание огромной военной базы – это, прежде всего, запугивание Запада. В то же время не стоит исключать, что такие учения в любой момент могут перейти в наступательную операцию. У российской армии есть возможности для оперативного развертывания и проведения быстрых операций. В Беларуси они отрабатывали автоматизированную систему управления войсками. Информатизация и технологические обновления у них идут, невзирая на санкции  Запада. Увы, Украина тут отстает.

Россияне даже в локальных атаках могут действовать быстрее. Тут их основная задача – нанести психологическое поражение, показать, что между Киевом и войсками нет быстрой связи, что система управления армией разбалансирована.

– Каков риск, что оккупанты попытаются заблокировать Одессу и Николаев, дабы перекрыть Украине выход к морю?

– Специалисты по морской безопасности отмечают, что такие угрозы сохраняются. Вплоть до проведения десантно-штурмовых операций с целью ползучей аннексии морской акватории вблизи наших портов. Ведь  Кремль так и не отказался от проекта «Новороссия». В Москве ждут удобного момента, чтобы отсечь Украину от моря вообще.

Читайте также: Турецкие корветы — это хорошие корабли, но есть три предостережения — Андрей Рыженко

Какова ситуация с блокадой на Азовском море? Она усиливается или становится слабее?

— Обстановка на Азовском море точно не улучшилась и не стабилизировалась. Азов – одна из самых уязвимых точек, поэтому там необходимо наращивать оборону. Речь идет не только об усилении военно-морских сил, но и об укреплении военной инфраструктуры (минные заграждения), повышении эффективности надводного мониторинга. Тут также необходимо провести ряд противодиверсионных подводных мероприятий.

– В продолжение темы обороноспособности. Как идет перевооружение армии? Какие новые образцы могут поступить на вооружение в ближайшее время. Какова ситуация с поставками в войска ракетного комплекса «Нептун», модернизированного варианта «Ольхи»?

– Комплекс «Нептун» (первый дивизион) должен поступить на вооружение к середине 2022 года. Дальше — принятие на вооружение «Ольхи-М» и ее поступление в войска. Наряду с ними должны поступить турецкие беспилотники Bayraktar, по которым подписан контракт. Уже есть 5 таких комплексов (15 июля стало известно, что ВМС ВСУ получили на вооружение один Bayraktar«Флот-2017»). В следующем году поступят еще 1-2 комплекса. Есть еще катера Mark VI, о которых я уже говорил.

Первый Bayraktar на вооружении ВМС

Не стоит также забывать о средствах управления войсками. Украина стала не только получать в виде помощи, но и закупать американские средства связи «Харрис». Важно, чтобы в войсках была унифицированная система связи для их более эффективной координации.

Надеюсь, что военное ведомство вернется к разработке системы автоматизированного управления войсками. Не стоит также забывать о системах разведки и радиолокационного мониторинга. Сейчас идут испытания РЛС «Минерал-У» разработки «Квант-Радиолокация», которая предусматривает наведение на цель комплекса «Нептун».

– В настоящее время идут разговоры о проблемах с государственным оборонным заказом. В частности, простаивает Павлоградский химзавод, который завязан на важнейшие программы перевооружения, в частности, на производство ракет для «Ольхи». Какова реальная ситуация с выполнением оборонного заказа?

– Пока нет оснований говорить о срыве оборонного заказа, хотя некоторые проблемы все же имеются. У нас принят закон об оборонных закупках, но он пока не имплементирован. До сих пор затягивается утверждение плана оборонного заказа. Его подписывают примерно через 5-6 месяцев после начала календарного года. Нынешний 2021 год не стал исключением. Предприятия, не имея оборотных средств, не могут начать наперед производить продукцию. Частично проблема решается за счет подписания переходных контрактов, но это все равно создает ненужные сложности. Надеюсь, что в следующем году все будет проходить уже в соответствии с новым законом об оборонных закупках.

Андрей Туз