Гробы рекомендуют не открывать: что происходит в оккупированном Крыму

С началом открытого вторжения РФ в Украину, оккупированный Крым погряз в милитаристском угаре. Местные «власти» и пропагандисты не скрывают, что основной целью оккупации является уничтожение Украины и украинской идентичности. Украинским гражданам в Крыму круглосуточно навязывается тезис, что массовые убийства их сограждан, заклейменных «нацистами», якобы являются приемлемыми и даже необходимыми. Противникам оккупации попросту приходится отмалчиваться, дабы не стать жертвами доносительства и последующих репрессий. Какие именно настроения царят на оккупированном полуострове относительно кремлевской «спецоперации», читайте в материале «Флота 2017».

Оскал пропаганды

Население оккупированного Крыма, как стало известно редакции «Флота 2017» из общения с жителями региона, в вопросе российской агрессии разделились на две группы: одни со стеклянным взглядом повторяют тезисы кремлевской пропаганды, а другие — вынуждены молчать, дабы не получить уголовное дело «клевету» о действиях российской армии.

Местечковые пропагандисты ретранслируют фейки федеральных телеканалов. Информация полностью дублирует фантастические нарративы Кремля относительно украинских «нацистов», о «вынужденности» российского вторжения; «угрозы» со стороны Киева и стран НАТО; необходимости «защиты» Крыма и Донбасса, а также «искусственности» украинской государственности.

Города оккупированного Крыма, как и регионы соседней РФ, пестрят уличной рекламой с символикой «Z»,  «V» и бредовыми лозунгами в духе «Zа победу» или «Мы Zа мир!».

Уличные сборища в поддержку российской агрессии (например, так называемая всекрымская акция «Своих не бросаем»), которые проводит оккупационная администрация при участии чиновников и бюджетников, никак не отражают реальные настроения жителей региона.

С 2014 года оккупанты репрессиями, административным давлением и пропагандой выдрессировали крымчан настолько, что большая часть противников оккупации и кремлевской агрессии оказались перед сложным выбором: выехать на материковую часть Украины или скрывать свои политические взгляды. Большая часть выбрала второй вариант в силу объективных семейных и бытовых причин.

«До 2014 года в Крыму сторонников явно пророссийских и проукраинских сил было примерно поровну — по 25%. Остальные 50% — или не интересовались политикой, или голосовали за власть, под влиянием административного ресурса. После 2014 года картина политических предпочтений искажена потоком российских переселенцев и соцопросами, которые проводят кремлевские службы. Учитывая страх и степень конформизма, честно на вопросы московских социологов никто не отвечает. Сейчас степень скрытности крымского общества стала еще выше», — отметил в разговоре с «Флотом 2017» симферопольский журналист Дмитрий С.

Читайте также: Государство-террорист: накормит ли Кремль крымчан «рязанским сахаром»

Оправдание геноцида

Главным публичным «идеологом»  российского милитаризма в Крыму оказался так называемый «спикер» оккупационного «парламента» Владимир Константинов.

Когда стало очевидно, что разгромить Украину у рашистов не выйдет, Константинов собрал у себя представителей основных пропагандистских редакций и озвучил им генеральную линию оккупационной администрации: Украинское государство было создано «нацистами», никакого отдельного украинского народа якобы не существует, каждый именующий себя украинцем является нацистом, южные регионы Украины следует присоединить к РФ и в течении 8-10 лет ввести жесткие политические чистки с целью получить «новое здоровое поколение, не знающее, что Бандера — герой, как написано в нынешних украинских учебниках».

Столь неадекватное поведение Константинова имеет психологическое объяснение. Кремлевские гонцы весной 2014 года ему обещали, что после «референдума» в Крыму последует «восстание» по всему юго-востоку, что приведет к краху  Украины как государства. Константинов согласился участвовать в  «крымской весне» во многом из расчета избавиться от долгов перед украинскими банками и уголовных дел за строительные махинации. Получается, что тогда Кремль, подписав «минские соглашения» тупо кинул Константинова и его шайку.

С началом открытого вторжения РФ в Украину для коллаборациониста Константинова, который особо никогда не блистал красноречием, настал «звездный час».

«Заявления Константинова и крымских властей в целом  следует рассматривать в контексте политики Кремля и действий российской армии в ходе вторжения. Сначала президент страны-оккупанта Путин говорит, что Украина якобы не имеет права на существование, а украинцев как отдельного (от русских — «Флот 2017») народа не существует. Потом мы видели зверства россии в Буче и Бородянке. Кремль и его подручные совершают самое тяжелое преступление против человечности — геноцид украинского народа», — заявила в комментарии «Флоту 2017» глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

Читайте также: «Кадровый резерв» из Крыма: в захваченные районы Украины едет всякий сброд

Тень «груза 200»

Относительно погибших оккупантов «власти» оказались в противоречивой ситуации. С одной стороны, стремление скрывать потери, а с другой — необходимость героизации павших оккупантов для создания выгодного идеологического фона. Дескать, местные «герои» погибшие в боях с несуществующими «украинскими нацистами». Типично советский подход к пропаганде (особенно среди молодежи), которая в силу возраста может быть падкой на всякого рода сомнительные геройства.

Точное количество утилизированных оккупантов из Крыма скрывается. Крымский гауляйтер Сергей Аксенов признал, что в кремлевской спецоперации гибнут выходцы из региона (местные коллаборанты и варяги из РФ), не называя точного числа. Учитывая, что похоронки приходят во все города и районы полуострова, счет идет на сотни трупов. В публичное пространство просачиваются лишь факты похорон, которые проходят в Симферополе, Севастополе, Алуште, Ялте, Керчи, Судаке и Саках.

Как сообщают источники «Флота 2017», поток гробов охватил весь полуостров. Особенно их много в депрессивных районах центра и северо-востока республики, где местные, не имея работы, выбирают «службу по контракту» в оккупационной армии. Там похороны проходят тихо и без всяких «военных почестей».

«Из нашего района погибших около 30 человек. Возможно, уже больше. Все пришли в закрытых гробах. Родственниками «настоятельно рекомендуют» не открывать. Что там лежит, никто понятия не имеет. Брат одноклассницы служил в Перевальном (до оккупации бригада береговой обороны ВСУ — «Флот 2017»), после 2014 года перешел в российскую армию (то есть дезертировал и совершил государственную измену — «Флот 2017″). Погиб в первые дни войны. Сгорел в танке после попадания снаряда. Гроб открыть не разрешили, но, судя по весу, от 80-килограммового мужика почти ничего не осталось» — рассказывает Флоту 2017 Елена М., проживающая в пгт Красногвардейское.

Как признаются сами крымчане, у части родственников погибших рашистов наступает политическое отрезвление и понимание бессмысленности и опасности открытой войны РФ с Украиной. Дабы пресечь упаднические настроения, местные администрации в учебных заведениях региона проводят классные часы и «уроки памяти», прославляя преступления погибших оккупантов.

Андрей Туз