Коронавирус в Крыму: полуостров накрывает четвертая волна

Уровень заболеваемости  COVID-19 в оккупированном Крыму резко пошел вверх. Российские «власти» признают, что заразившихся стало больше, но усиленно делают вид, что ситуация находится под контролем. Вместе с тем приглаженная «статистика» не может скрыть факты развала медицины и роста смертности от коронавируса в «республике».  Как именно оккупанты жульничают с эпидемиологическими показателями и почему полуостров остался практически без врачей, читайте в материале «Флота 2017».

«Корона» не падает

По состоянию на 27 сентября на полуострове, как сообщали оккупационные «власти», был зафиксирован 361 случай новой коронавирусной инфекции. Сутками ранее — 352 случая. Еще днем ранее было зафиксировано всего 338 заболевших. Все эти показатели красноречиво свидетельствуют о постепенном ухудшении ситуации с заболеваемостью COVID-19.

Как утверждает российский «глава Крыма» Сергей Аксенов, из общего числа заболевших 27 числа, 307 инфицированных выявили при обращении за медпомощью, а 54 – по результатам анализа возможных контактов. Всего, как настаивают в «минздраве», за сутки в лабораториях обследовали более 1776 человек.

По данным оккупантов, за весь период пандемии в Крыму от «короны» якобы умерли всего 2559 человек. Несмотря на объективные показатели, в так называемом «управлении» роспотребнадзора по Крыму и Севастополю очень нехотя признают, что в ряде городов и районов эпидемиологическая ситуация действительно ухудшилась. Оккупационные чиновники не исключают приближения четвертой волны коронавируса на фоне снижения темпов вакцинации. Крымчане неохотно прививаются российской вакциной «Спутник V» сомневаясь в ее качестве и эффективности.

Читайте также: «Спутник» и погром: почему российская вакцина пугает даже россиян

Манипуляции оккупантов

Достоверность показателей, озвученных Сергей Аксеновым, «минздравом» и прочими оккупационными ведомствами, вызывает сомнения. Реальная информация о заболеваемости в Крыму, полученная из независимых источников, отсутствует. Полуостров закрыт для независимых наблюдателей и мониторинговых миссий международных организаций.

Имеются основания полагать, что российские власти специально занижают показатели инфицирования и смертности, прибегая к разного рода манипуляциям и ухищрениям, отметила в разговоре с «Флотом 2017» глава правления Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

«Наша группа фиксировала, что заболевших с явными признаками инфекции COVID-19 и сопутствующей пневмонии специально не госпитализируют, отправляя домой. То есть в «статистику» они не попадают. Летом прошлого года оккупанты изменили «методику подсчета», занизив показатели еще больше. Крымские медики и сотрудники моргов нам сообщали, что многим умершим от ковид в заключении указывали иную причину смерти», — говорит Ольга Скрипник.

В «статистику» также не попадают факты инфицирования среди оккупационного армейского контингента, полиции и спецслужб.

Поскольку рост заболеваемости является общемировым трендом, оккупанты стараются особо не выбиваться из общей картины, делая вид, что ситуация находится под контролем. В том числе, благодаря использованию вакцины «Спутник».

«Использование «Спутника» — политический вопрос для Кремля. Хотя люди, которые к нам обращаются, жаловались на побочные эффекты и низкий уровень антител. Информация, полученная от крымчан, заставляет усомниться в эффективности российских препаратов. Поэтому российские «власти» занижают статистику, дабы не было ясно, что их вакцина себя не оправдала», — добавила Ольга Скрипник.

Крым без врачей и перспектив

Ключевой фактор, который оккупанты стараются скрыть — фактический коллапс региональной системы здравоохранения. Особенно это заметно в городах. Критическая ситуация возникла в Ялте. В «казенных» клиниках практически не осталось врачей. Их завозят из соседней России для работы вахтовым методом, но общую ситуацию это не меняет. Ялта лидирует по количеству заразившихся.

В Севастополе, Симферополе, Алуште, Феодосии и Евпатории ситуация менее напряженная, но местные жители жалуются на очереди, нехватку профильных специалистов и административный бардак в клиниках.

Проблемы в крымской медицине начались уже в конце 2014 года. Оккупационная «идиллия» для бюджетников продолжалась буквально несколько месяцев, пока врачи и медперсонал получили как бы российские зарплаты на фоне пока еще украинских цен.

Как только российские «власти» начали формировать бюджеты на 2015 год, то сразу же вылезли проблемы: медикам начали нещадно резать оклады и премии. В руководство клиник затесались российские «варяги», которым было откровенно плевать на претензии подневольного населения.

«В Ялте медсестра может претендовать на 20-25 тыс. рублей (около 7-9 тыс. гривен — «Флот 2017»), часть их которых составляет премия. Постоянные переработки, хамоватое начальство, которое себе «рисует» премии под сотню тысяч за счет «экономии» на остальном медперсонале. Терапевтов и педиатров в городских клиниках почти не осталось. Работники попросту бегут в частные медцентры, в санатории, ведомственные медпункты, воинские части и госпитали. Там не платят больших денег, но и головняка в разы меньше», — пояснила «Флоту 2017» жительница Ялта Евгения Т., до 2015 года работавшая медсестрой в детской поликлинике.

Риск, что четвертая волна заболевания (особенно в городах) будет опаснее предыдущих, слишком высоки. Скорей всего «власти» в очередной раз пересмотрят «методики» расчета, дабы в итоге списать смертность от COVID-19 на сосудистые заболевания, онкологию или диабет.

Андрей Туз