В ожидании перемен: итоги 2020 года для ВМСУ


2020 год стал годом непростых испытаний как для вооруженных сил в целом, так и для флота в частности. Эпидемия коронавируса наложила определенные ограничения на деятельность войск – например, часть международных учений пришлось провести либо в усеченной форме либо вообще ограничиться «удаленкой». В целом прошедший год в плане модернизации, обновления корабельного состава ВМСУ, а также общего развития, получился весьма неоднозначным. «Флот-2017» вспоминает самые важные события в жизни ВМСУ за последние 12 месяцев.

Прежде всего, необходимо отметить, что в июне вместо адмирала Игоря Воронченко, который занимал эту должность с июля 2016 года, командующим военно-морскими силами был назначен контр-адмирал Алексей Неижпапа. Для наших вооруженных сил смена командующего родом войск, как правило, всегда означает и резкую смену вектора развития. Так произошло и в этот раз – за очень короткое время мы увидели разворот от идеи «москитного флота» с большим количеством катеров прибрежного действия к флоту условно «океанскому», состоящему из корветов и фрегатов, поддержанных ракетными катерами и патрульными судами.

Алексей Неижпапа

В 2020 году ВМСУ пополнились сразу несколькими новыми пунктами базирования. Прежде всего, на высшем уровне была подтверждена информация о создании новой военно-морской базы на Азовском море – на базе порта Бердянск. Тут уже базировались два малых бронированных артиллерийских катера — P177 «Кременчук» и P178 «Лубни» (переброшены в сентябре 2018 года). В сентябре 2020 года туда же сухопутным путем были переброшены еще два катера этого же проекта «Гюрза-М».

Кроме того, 133-й военно-морской строительный батальон ВМС США завершил ремонт пирса на военно-морской базе в Очакове, также при активной помощи и содействии американцев был запущен новый пункт базирования ВМСУ в порту «Південний». Как утверждают наши адмиралы, тут будут базироваться патрульные катера типа Island — как два уже полученных, так и три, которые планируются к передаче из США в наступившем году.

В то же время, по новым «бортам» для ВМСУ в ушедшем году все было очень скромно – по открытым данным, в состав вспомогательного флота приказом министра обороны Украины от 24 апреля 2020 года были включены два судна-мишени: лихтеры типа «Дунай-море» постройки 1985 и 1987 годов, переданные с баланса частного предприятия «Українське Дунайське пароплавство». А в боевой состав был включен седьмой по счету бронекатер типа «Гюрза-М» (приказ МОУ от 2 сентября) — P180 «Костопіль».

Бронекатер «Костопіль»

Еще три боевые единицы так и не были введены в строй. С конца января 2020 года в море в районе Одессы начались ходовые испытания среднего разведывательного корабля «Сімферополь» проекта «Лагуна», построенного на частном киевском заводе «Кузня на Рыбальском». Хотя корабль неоднократно отмечался в море (последний раз 28 августа), однако по всей видимости возникли какие-то проблемы с оборудованием, так как по состоянию на конец года, информации о принятии его флотом нет.

Также не вошли в строй ВМСУ в этом году и два десантно-штурмовых катера типа «Кентавр-ЛК» – L450 «Станіслав» и L451 «Малин». Спущенные на воду в сентябре 2018 года, осенью 2019 года они прошли заводские испытания и должны были перейти к государственным, которые сильно затянулись. Так, в марте 2020 года демонстрировались фото и видео ходовых испытаний и стрельбы с катеров неуправляемыми ракетами С-8. По неофициальным данным, в их ходе были выявлены серьезные недостатки, которые должен устранить производитель – «Кузня на Рыбальском».

Читайте также: Для усиления обороны Азовского моря нужно работать еще лет пять, — Тарас Чмут

С другой стороны, все средства и усилия были приложены на ремонт и модернизацию наличного состава флота. Так, заместитель начальника вооружения Командования логистики Командования ВМСУ капитан 1 ранга Евгений Шульженко в своем интервью от 26 ноября заявил, что флот заказал ремонт 12 боевых кораблей и катеров, а также 9 судов обеспечения. Впрочем, большая часть из заказанных судов только отправлена на ремонт и явно вернется в строй только в 2021 году. И не факт, что работы не затянутся как это произошло, например, с единственным десантным катером «Сватове». Судно ушло на ремонт еще в 2015 году и только в 2020 году николаевские корабелы его передали военным – правда, объем работ поражает: корабль получил новый корпус, а также капитально отремонтированный основной двигатель, механизм десантной аппарели и многое другое. Такие кардинальные изменения, кстати, отразились и на изменении бортового номера — с U763 на L434.

Другой вопрос – есть ли глобальный смысл вкладывать средства в постоянные ремонты дряхлеющих кораблей. Так, средний десантный корабль «Юрій Олефіренко» (L410) за последние два года был два раза на ремонте (с августа 2019 по январь 2020 года и с июля по ноябрь 2020 года). Причем во время последнего ремонта он даже горел.

Средний десантный корабль «Юрій Олефіренко»

Тем не менее, даже в таком состоянии ВМСУ проводили в 2020 году как плановые стрельбы (участвовали те же «Айленды» с нашим вооружением или флагман «Гетьман Сагайдачний»), так выполняли учебно-боевые задачи в открытом море. При этом зачастую в условиях, приближенных к боевым.

Так, в марте во время выполнения учебно-боевых задач в Черном море российские ВМФ провели ряд провокационных действий против ракетного катера ВМСУ «Прилуки» (P153). В частности, в одну из ночей патрульный корабль ФСБ РФ «Безупречный» выключив ходовые огни смог подойти к нашему кораблю на расстояние до одного кабельтового (185,2 метров). После чего с помощью прожектора россияне попытались ослепить экипаж нашего катера, который находился на ходовом мостике, а в воздух подняли беспилотник вертолетного типа.

При этом россиянами были нарушены всяческие нормы международного морского права – в частности, запрет на подход ближе, чем на 30 кабельтовых. Отмечается, что экипаж «Прилук» действовал согласно стандартам НАТО и маневрами ушел из зоны столкновения.

В июне экипаж поисково-спасательного судна «Олександр Охріменко» был привлечен к отработке государственных испытаний комплекса крылатых ракет наземного базирования РК-360МЦ «Нептун», который проводились в акватории Черного моря.

Подводя некоторые итоги, можно говорить о том, что военно-морской флот Украины ныне находится в ожидании массового обновления корабельного состава. И определенные основания для такого осторожного оптимизма есть.

Михаил Жирохов