Для усиления обороны Азовского моря нужно работать еще лет пять, — Тарас Чмут

Уходящий 2020 год дал новые перспективы развитию Военно-морских сил Украины. Были подписаны ряд договоренностей и меморандумов со странами-партнерами, которые в будущем должны способствовать обновлению и пополнению корабельно-катерного состава ВМСУ. В планах реализация совместных проектов с Великобританией, Турцией и получение новой военной помощи от США. О ближайшем будущем ВМС Украины «Флот 2017» поговорил с военным экспертом, председателем правления «Украинского милитарного центра» Тарасом Чмутом.    

С чем Военно-морские силы Украины заканчивают 2020 год? Уже можно называть достижения и провалы?

На мой взгляд, чем-то чрезвычайным этот год не отметился. Мы так и не передали два штурмовых катера «Кентавр-ЛК», они до сих пор находятся в Одессе на этапе доведения их характеристик до ожиданий флота. Также мы не передали средний разведывательный корабль по теме «Лагуна» (в настоящее время, этот корабль проходит испытания и получил название «Симферополь»). Мы отложили на следующий год получение двух американских катеров класса Island. То же самое касается и крупной партии международно-технической помощи по водолазной тематике и противоминной борьбе. Это из негативного. Из положительного стоит отметить усиление группировки на Азовском море, переброску сюда дополнительно двух МБАК по суше, а также перемещение военно-морской базы «Восток». Плюс передислокацию радиотехнической роты для формирования системы освещения надводной обстановки, а также некоторых подразделений 406-й береговой артиллерийской бригады. В рамках перехода Вооруженных сил на структуры управления, соответствующие стандартам НАТО, идет трансформация структуры командования Военно-морских сил. Они находятся на обкаточном этапе — это формат, когда на практике, во время различных учений, подготовки и текущей деятельности, происходит формирование структуры ВМСУ под наши реалии.

Корабль типа «Лагуна» получил название «Симферополь» и проходит испытания

У нас есть ряд перспективных соглашений и договоренностей с нашими партнерами в США, Великобритании и Турции. Если удастся все реализовать, какой корабельный и катерный состав мы получим?    

Если представить, что все эти меморандумы будут реализованы, то в идеальных условиях мы получим существенное пополнение. Это четыре корвета класса Ada (Турция), восемь ракетных катеров проекта P-50(проект с Великобританией), 16 боевых катеров  Mark VI(США) и еще три катера типа Island. Таким образом Island-ов суммарно будет пять. Плюс «Лагуна» и два «Кентавра-ЛК».

Читайте также: Британские катера для Украины — что может получить наша страна

Внушительное обновление, но достаточно ли его для полноценного выполнения задач отечественным военным флотом?

Подобная группировка однозначно способна выполнять базовые функции Военно-морских сил в Черном море с возможностью действовать в Средиземном море.  Но эти компоненты не учитывают противоминные силы, а они являются одними из приоритетных для нас всех на Азове и Черном море. Также надо понимать, что подобная группировка вооруженных сил, требует существенных вложений в развитие береговой инфраструктуры для ее базирования.

В одном из интервью главнокомандующий Вооруженных сил Украины Руслан Хомчак заявил, что ему нужно четыре полноценных корвета, а не флот, как он выразился «катеров-камикадзе». Что это означает? Мы пять лет строили «москитный флот», но где-то ошиблись?

Любая корветная история в 2020 году является ничем иным, как популизмом, или просто банальной некомпетентностью. Третий вариант — это попытка распылить ограниченные финансовые ресурсы между несколькими проектами, чтобы не получилось ничего и таким образом навредить обороноспособности. То есть, здесь есть всего три варианта. Заявление главнокомандующего Хомчака нужно воспринимать более контекстно, чем одно предложение. Главнокомандующий поддерживает получение американских катеров Mark VI, он не против британского предложения по ракетным катерам Р-50, но он против «москитов камикадзе». Это можно трактовать, что он не подерживает дальнейшее производство малых бронированных артиллерийских катеров проекта 58155 МБАК («Гюрза», — «Флот -2017»), которые строились в Киеве на заводе «Кузня на Рыбальском». Они не отвечают концепции москитного флота, в принципе, и вообще. А то, что он говорит о корветах на публику, то, по моему мнению, это ошибочный путь. Какая здесь может быть у него мотивация? Есть три варианта. Я их уже назвал.

Украинские малые бронированные катера

Есть договоренность по корветам класса Ada с Турцией, подписаны документы, даже выбран завод для совместного строительства корпусов. Но, Турция уже под санкциями США из-за покупки российских ЗРК С-400. В связи с этим, помогут ли они теперь нам?

Турция помогает только сама себе, это государство реализует свой внешнеполитический интерес. Точка. Вопрос в другом, будут ли нам помогать Соединенные Штаты Америки, если мы будем сотрудничать со страной, которая находится под их санкциями. Но этот вопрос надо ставить от США, а не от Турции. На сегодня главным нашим военным партнером является именно США, а не Турция, которая покупает российское оружие, то есть у той страны, с которой Украина воюет.

Читайте также: Османская революция: Украина хочет купить турецкие корветы

Ранее командующий ВМС контр-адмирал Алексей Неижпапа сообщал, что в 2021 году запланировано формирование трех дивизионов берегового ракетного комплекса «Нептун». Этого достаточно?

На сегодня определена потребность Вооруженных сил в пяти дивизионах — два в Азовском море, три в Черном море, комплекс принят на вооружение. Но пока сам проект, так и в целом понимание тактики его применения требуют доведения. В первую очередь, это формирование эффективной системы выдачи устойчивого, постоянного целеуказания. Это если говорить о береговом компоненте.

А что с морским базированием «Нептуна», каковы планы?

Морской компонент пока вообще не разрабатывается. Скажу больше, если Украина реализует совместное с Британией соглашение по строительству катеров Р-50 и размещения на них американо-норвежских ПКР NSM, то я не уверен, что нам, после этого, следует пытаться разрабатывать корабельную версию «Нептуна».

Наземный комплекс «Нептун»

Давайте поговорим о потребностях в Азовском море, в Черном море, у нас условно есть поддержка от наших партнеров. Что нужно для Азова?

Однозначно нужно сформировать нормальную базу, перебрасывать туда дополнительные катера.  В первую очередь, шесть американских боевых катеров Mark VI с управляемыми ракетами ближнего радиуса действия. В будущем, возможно, дополнительное усиление их малыми бронированными артиллерийскими катерами и формирование нормальной системы освещения надводной обстановки, в том числе, с помощью беспилотников, радиотехнических постов разведки и противодиверсионного отряда который должен обеспечивать безопасность базирования катеров. Там есть, над чем работать лет пять, как минимум.

Вы вспомнили о базах. В Офисе президента уже заявляли о необходимости строительства новых военно-морских баз для ВМС. Как у нас обстоят дела с ними?

Здесь надо различать. Есть военно-морская база – организационно-штатная составляющая Военно-морских сил и есть пункт базирования –место, где физически базируются, располагаются те или иные плавсредства. На сегодня у нас есть две военно-морские базы – «Восток» на Азовском море и «Юг» на Черном море. Пунктов базирования на Азове два — Мариуполь, Бердянск. На Черном море их пока три — это Очаков, Одесса и Южный.

2020 год был богатым на совместные международные учения с участием ВМС. Какие выводы можно сделать из всего комплекса проводимых мероприятий?

Главный вывод один – нужно и дальше сотрудничать со странами-членами НАТО.  Это гарантия безопасности в регионе, и нам есть, чему учиться. Важно отметить, мы увидели, что у нас нет кораблей, на которых можно ходить. Мы не способны самостоятельно выполнять никаких комплексных задач в море, но можем ситуативно привлекать к их выполнению корабли и средства наших партнеров. Но, главное, что это не должно подменять необходимость самостоятельно укреплять свои силы.

Максим Федорчук