Памятник погибшим кораблям: как оккупанты уничтожили целую отрасль в Севастополе

За последние годы  оккупированный Севастополь стал надгробной плитой для амбициозных проектов в судостроении. Оккупанты то и дело заявляют о возрождении отрасли, но на самом деле это далеко не так.

Об этом пишет издание «Примечания».

В 2017 году на перешедшем в подчинение российской «объединенной судостроительной корпорации» (ОСК) «Севморзаводе» в Севастополе заложили первый плавучий кран ПК-400, а спустя несколько месяцев еще один – ПК-700. Но вместо грузоподъемников стоимостью свыше пяти с половиной миллиардов рублей предприятие под оркестр и овации вип-приглашенных оккупантов спустило на воду лишь плавучий понтон. На этой церемонии в 2019-м году так называемая «спикер заксобрания» Екатерина Алтабаева была удостоена официального титула «крестной матери» ПК-400. Разбивая бутылку шампанского о борт полого металлического ящика-понтона, она назвала свершившийся спуск «огромным событием» для Севастополя. Спустя четыре года, после закладки первого плавкрана, благословленный Алтабаевой понтон так и остается символом возрождения героической славы «Севморзавода».

Летом 2018-го концерн «Калашников» представил тогдашнему премьеру Дмитрию Медведеву новую «Комету 120М». Пассажирское судно после удара экс-премьера в колокол сразу же пустили по маршруту Севастополь-Ялта в ожидании еще четырех морских шаттлов на подводных крыльях до середины 2021 года. Чтобы ускорить процесс сборки, тогда еще калашниковскому заводу «Вымпел» так называемый «экс-губернатор» Дмитрий Овсянников отдал производственную площадку в Камышовой бухте, спешно и скандально выгнав оттуда компанию-арендатора «Южный Севастополь».

Но через год дочерний концерн «ростеха» неожиданно отказался от судостроения в Севастополе, а затем и от «Вымпела», который из еще четырех «Комет» достроил лишь одну. Но вместо немецкого двигателя, который был поставлен на первую «Комету», из-за наложенных международных санкций, новодел вынуждены были начинить китайскими аналогами, из-за чего тот регулярно не «вставал на крыло». С 1 июня это бедово-китайское судно курсирует по усеченному в два раза графику между Севастополем и Ялтой. А презентованная Медведеву три года назад «Комета» теперь украшает морской вокзал Новороссийска и никуда не ходит.

Очередную надежду на реинкарнацию гражданского флота во время своей «предвыборной кампании» 2020 года севастопольцам  подарил оккупант Михаил Развожаев. Сначала его так называемая «заместитель по экономике» Мария Литовко объявила, что фирма «Papilov Yachts» выполнила заказ оккупационного «правительства».

На воду торжественно спустили плот, которым управлял балансировавший от собственного волнения капитан и его помощник с садовыми граблями, изображавший очистку Артиллерийской бухты от мусора. Неустойчивая даже в штиль платформа под хохот журналистов сделала почетный круг у причала, и мероприятие свернули. А Литовко больше тему грядущего серийного производства плавучих мусоросборников нигде не поднимала.

Через месяц, как о курьезе перестали вспоминать в СМИ, Развожаев пообещал, что в мае 2021-го в Севастополе появится новый внутригородской катер для перевозки жителей по бухтам. Изношенным и небезопасным пассажирским судам «Севастопольского морского порта» уже около пятидесяти лет. Из-за постоянных поломок постсоветского флота оккупанту даже пришлось временно отменить рейсы в Инкерман, оставив более востребованные маршруты на Северную сторону и Радиогорку. 

В 2019-м, почти за год до «предвыборного» обещания Развожаева запустить новый катер, конкурс на постройку пяти пассажирских судов для Севастополя провела российская «государственная транспортная лизинговая компания» (ГТЛК). Стоимость контракта составила 1,25 млрд рублей. Коллективную заявку подали три подрядчика: петербургское ЦКБ «Нептун», самарское ЗАО «Нефтефлот» и печально известный Севастополю по недостроенным «Кометам» завод «Вымпел». Как говорят знакомые с ситуацией источники, на самом «Вымпеле» никакие катера никогда закладывать не планировалось. Просто у «Нептуна» и «Нефтефлота» не было необходимых лицензий под участие в конкурсе ГТЛК, а имевший все необходимые допуски «Вымпел» просто использовали, как контрамарку для попадания в тендер.

Получить комментарий в питерской и самарской компаниях, почему обещанный Развожаевым к весне первый катер вместимостью 200 человек так и не вышел на рейд, журналистам не удалось. Звонки и запросы журналистов по электронной почте остались без ответа. 

Так называемая «пресс-служба главы Севастополя» объясняет задержку тем, что проект дорабатывается, и обещает первый катер в декабре 2021 — январе 2022 гг. Возможно из-за этих переносов на неопределенные сроки не сбылось еще одно обещание оккупационного «губернатора» – представить на «петербургском международном экономическом форуме-2021» стратегию развития «Севастопольского морского порта». Без обложечного фото нового катера, отдающего швартовый в городе-герое под оркестр и овации, презентация Развожаева могла потерять смысл даже для него самого.   

В интернете нет ни одного упоминания, что «Нептун» (строит два катера) и «Нефтефлот» (строит три катера) заставят севастопольцев забыть об устаревших паромах. Как оказалось, руководство компаний избегает отсылок к Крымскому полуострову, называет катера «круизными лайнерами» и использует формулировку «пассажирские суда для эксплуатации на черноморском побережье России». Конечный получатель катеров – «Севастопольский морской порт» – тоже никак не афишируется. Близкие к судостроительной отрасли собеседники объясняют эту словесную абстракцию тем, что подходящий двигатель и оборудование для будущих судов, скорее всего, ищут за границей. Однако скоре всего, это связано с нежеланием нарваться на санкции.

Замдиректора «Нефтефлота» Виктор Зотов заявил, что современный проект PV20S  — это и есть катера для Севастополя –  успешно реализуется: «Один корпус практически готов к насыщению, второй готовится, третий собираем блочно на стапеле». 

Поставить первый катер прошедшей весной в Севастополь как раз должен был «Нефтефлот», но публичного объяснения просрочки контрактных обязательств в сети нет. Зотов  уже  в июне заявлял, что завод планирует в 2021 году спустить на воду два судна. Якобы предприятие ожидает поставку оборудования и двигателей. Но это разнится с комментарием так называемой «пресс-службы» Развожаева, который надеется только на один катер к концу этого – началу следующего года из-за некой корректировки проекта, о чем в своих комментариях умолчал оптимист Зотов.

Ранее «Флот 2017» сообщал, что российская объединенная судостроительная корпорация (ОСК) и госкорпорация «ростех» прорабатывают передачу в состав ОСК судостроительного завода (ССЗ) «Море». Завод расположен в оккупированной Феодосии и принадлежит Украине.