Российские проекты по добыче воды в Крыму не имеют связи с реальностью, — Михаил Яцюк

Российские ученые признали, что идея добычи пресной воды из-под Азовского моря не имеет перспектив, потому что отобранная вода все равно будет замещаться соленой. Непонятна судьба широко разрекламированного проекта строительства опреснительных установок в Крыму. Оккупанты то принимают решение об их строительстве, то сокращают финансирование на этот проект. Почему оккупационные «власти» генерируют прожекты, но водный дефицит на полуострове никуда не исчезает, в интервью «Флоту 2017» рассказал заместитель директора по науке Института водных проблем и мелиорации НАН Украины МИХАИЛ ЯЦЮК.

— Летом полуостров заливало дождями. Керчь, Ялта и другие населенные пункты остались под водой. Оккупанты рассчитывали, что эта вода заполнит водохранилища и поможет на время справиться с дефицитом. Но мы видим, что водохранилища вновь мельчают. Скажите, пожалуйста, почему обильные дожди не дали ожидаемого результата?

— Осадки были обильными, но на небольшой территории водосбора. Улицы в Ялте и Керчи буквально превратились в реки. Когда идут такие осадки на относительно небольшой площади, то формируется паводковая волна, которая, на самом деле, больше вредит, нежели питает водоносные горизонты. Она приводит к затоплению населенных пунктов, но быстро уходит. Если на этих территориях есть накопительные источники, то они заполняются водой. Если таких источников нет, то водный поток попросту уходит в море.

Почему так происходит? Тут не стоит еще забывать, что за последние несколько лет водонасыщенность крымского грунта существенно сократилась. В верхних слоях образовалась сухая корка, которая только способствовала уходу воды вниз по течению в сторону моря. Как следствие, не произошло накопление в подземных горизонтах. Дождевой воды было как бы и много, но эффект от нее оказался минимальным.

— В 2021 году оккупационные власти Крыма планируют пробурить на полуострове 36-40 скважин на четырех водозаборах. Глава оккупационного «правительства» полуострова Юрий Гоцанюк рассказал об этом российским журналистам. Там еще осталось, что бурить? Какой вред для экологии полуострова от таких проектов?

— Странно слышать подобные заявления. Мы неоднократно подчеркивали, что в Крыму осталось не так уж много подземных вод, чтобы за счет бурения новых скважин решать проблему дефицита или обеспечивать водой отдельные отрасли экономики. Неважно, сколько у них в планах (30 или 40 скважин), воды все равно нет. Могут быть локальные источники, но их потенциал все равно будет крайне ограниченным. Для Симферополя как-то пробурили скважину на 550 метров, и (российские «власти» — «Флот 2017») говорили, что теперь город якобы обеспечен. После оказалось, что доступных объемов было недостаточно даже для одного микрорайона.

— Помимо скважин, оккупанты планируют добывать воду из-под Азовского моря. Проект анонсировал президент РФ Владимир Путин. Сначала местные «власти» настаивали, что вода там есть. Потом «глава» Крыма Аксенов усомнился в ее качестве и сказал, что проект придется прикрыть. После в правительстве РФ вновь заявили, что вода есть, и они готовы ее добывать. Почему, на ваш взгляд, происходят такие шатания?

— Поиск и добыча воды из-под Азовского моря — обычная информационная кампания российских чиновников. Крымчанам как бы дают понять, что «власти» держат ситуацию под контролем и ищут варианты решения проблемы. Дескать, воду можно быстро найти или даже уже нашли — вот, смотрите, она тут под Азовским морем. Никакой связи с реальностью такие проекты не имеют. В российском правительстве услышали звон, да не знают, где он. Тут уже пошли разговоры о некоем староречье Дона, куда река разгружает свои поверхностные пресные воды.

Россияне провели некие исследования, пробурили несколько скважин. Найденной воды оказалось немного. Вдобавок — плохого качества.

Масштабные исследования, проведенные еще при СССР, показали, что под Азовским морем нет запасов пресной воды, так как это территория, на которой есть месторождения нефти и газа. В ходе разведки этих месторождений сопутствующие запасы пресной воды не были выявлены.

Даже если бы россияне нашли там воду, то возникло бы много проблем: технических и логических. Где строить насосные станции? Как воду транспортировать в сторону Симферополя? Но никто об этом не говорит и планов никаких россияне на сей счет не строят. Все остается на уровне разговоров в духе «вода есть, мы будем искать».

— Следующий проект, анонсированный оккупантами, касается опреснения морской воды.  Вышеупомянутый Сергей Аксенов говорил, что строительство опреснительной установки в Ялте, а также новых водохранилищ в Симферополе и Алуште позволят полностью закрыть проблему с дефицитом воды в Крыму. Насколько это реалистичный прогноз?

— С момента оккупации прошло более семи лет. Разговоры об опреснении ведутся с 2014 года, когда в правительстве РФ поняли, что вода по Северо-Крымскому каналу (СКК) подаваться не будет. Проблема существенная, но за семь лет никто ни одного проекта не подготовил. Экономических и технических расчетов нет, но есть множество вопросов: где ставить опреснители, откуда брать электричество для их работы, куда девать оставшийся «рассол», на какую территорию подавать опресненную воду?

Крымский ландшафт разнообразен: часть территории равнина, часть — горы. Если ставить установки на Западном берегу, то как поставлять воду в Симферополь? Существующая инфраструктура рассчитана на маршрут подачу Симферополь-Евпатория через мелиоративные сети, а не наоборот.

Речь идет о колоссальных расходах, которые точно до сих пор не подсчитаны. Как и случае с водой под Азовским морем, крымчане слышат лишь общие рассуждения, что когда-то будут опреснять морскую воду.

— Кому в Крыму реально может не хватать воды?

— Полуостров в плане обеспеченности водой, можно разделить на четыре региона. Центр и север Крыма не имеют своих или альтернативных источников подачи воды. Тут дефицит может ощущаться острее всего. Восточный Крым не имеет своих ресурсов, но за счет использования технической инфраструктуры СКК воду можно перебрасывать с горных районов, дабы хоть частично решить проблему.

Западный Крым имеет местные ресурсы, достаточные для обеспечения населения. Россияне даже хотят оттуда перебрасывать воду. Южный берег — это субтропики с большим количеством осадков, но регион нуждается в модернизации накопительной инфраструктуры или в строительстве новой.

— По одной из версий, дефицит возник из-за того, что с РФ на территорию оккупированного Крыма перебралось около миллиона российских «колонистов», включая военных, спецслужбистов, чиновников и просто гражданских. Насколько критично для обеспечение водой такое увеличение населения полуострова?

— Мало того, что полуостров неравномерно обеспечен. «Колонисты» также неравномерно разместились в республике, оказав лишнее давление на регионы, в которых и без них наблюдалась нехватка воды. На питье и удовлетворение элементарных санитарных потребностей воды стало уходить больше. Инфраструктура оказалась не готовой для приема такого количества «гостей». Дополнительный миллион человек лишь усугубил проблему. Поэтому оккупационным чиновникам стоит думать над тем, как эффективнее использовать уже имеющиеся ресурсы, а не разбрасываться громкими заявлениями по поводу опреснителей или добычи воды под Азовом. Воды в кранах крымчан от этого больше не станет.

Андрей Туз