«Россия всегда в игре на эскалацию имеет преимущество» — эксперт

Несмотря на все успехи по перевооружению ЧФ РФ, сейчас мы видим замедление процессов по сравнению с 2015-2017 годом. Хотя россияне выводят из состава Черноморского флота корабли в возрасте, средний возраст корабля ЧФ – тридцать плюс лет.

Об этом заявил эксперт по вопросах национальной обороны и безопасности Николай Белесков в интервью для «Флот 2017».

Эксперт задается вопросом, как долго корабли россиян могут пребывать в море. Большая часть кораблей – это старые системы и как показывает практика, они один раз выходят в море, а потом до полугода стоят на обслуживании.

«С другой стороны, Россия продолжает увеличивать количество крылатых ракет «Калибр» для наземных ударов, для ударов по надводным массивам, но идет это, опять же, не так быстро, как они бы хотели. Тот залп, который может сейчас сделать ЧФ РФ – он не такой большой, если он в обычном оснащении. Он представляет угрозу для стран, которые находятся в радиусе действия, но сказать, что Россия таким залпом получит какие-то реальные стратегические преимущества, это вряд ли», — рассказал Белесков.

Стратегия противодействия России останется прежней. Возможно, какое-то частное наполнение того или иного элемента, когда начнут строиться соответствующие ракетные катера и тогда блок украинских усилий увеличится.

«Наша позиция, наша политика противодействия РФ сводится к трем моментам. В принципе, она похожа, например, на то, что реализует Румыния как сторона, которая имеет наиболее схожую Украине позицию по Черноморской безопасности. Первый элемент – это свои собственные усилия. Например, Украина задалась целью создать соответствующую противокорабельную ракету и сейчас стоит вопрос иметь три дивизиона к середине 2020-х годов. Второй момент – это материально-техническая помощь, которая предоставляется по линии США, а возможно, теперь по линии Великобритании. И третье – это присутствие сил НАТО и отдельно сил США»,- заявил Белесков.

По словам эксперта, у Украины есть возможность теми же политико-дипломатическими средствами, сигнализировать России, что лучше не реализовывать сценарий блокады портов и Керченского пролива.

Например, добиться на уровне американского законодательства акта, в котором будет четко прописано, что в случае блокады Черноморских портов Украины автоматически будут введены санкции, например, в отношении Новороссийска, через который идет очень большое количество экспорта Российской Федерации. У Украины главная проблема – это безопасность черноморских портов, через которые проходит намного больше грузов, чем из Мариуполя или Бердянска.

По словам Белескова, гипотетически, можно представить, например, то, что обсуждалось в конце 2018 года, совместную операцию международных сил НАТО, в том числе, при участии США, при участии таких стран как ФРГ, Франция. Например, они демонстративно пытаются пройти через Керченский пролив.

Но тут есть несколько моментов.

Первый момент – например, нельзя исключать такого сценария, что Россия решит пойти на поднятие ставок и проверить решительность международной группы. Поиграть, посмотреть, насколько решительные соответствующие силы и, например, не давать пройти, потому что все-таки на сегодняшний момент тот же Керченский пролив или Азовское море — не регулируются международным правом, а регулируются двусторонними договоренностями Украины и РФ, и свобода судоходства формально здесь не распространяется.

«Даже если они пропустят группу, следующий вопрос связан с характеристиками этого моря, как далеко и куда они смогут зайти? Россия всегда в этой игре на эскалацию будет иметь преимущество, потому что весь ее потенциал сконцентрирован на месте. Никто не будет рисковать третьей мировой войной из-за каких-то там десяти миллионов тонн грузов из украинских портов Азовского моря», — сообщил эксперт.

Напомним, ранее «Флот 2017» сообщал, что  РФ практикует под видом проверки войск и учений развертывание той или иной группировки сил для начал агрессии. Поэтому украинская разведка перестраховывается.

Также, если объективно оценивать Дональда Трампа, то его в его мировоззрении, в его философии Украина присутствовала очень мало или вообще не присутствовала. В основном она воспринималась им как какое-то препятствие в диалоге с Российской Федерацией.